АДДИКТНВНОЕ ПОВЕДЕНИЕ

АДДИКТНВНОЕ ПОВЕДЕНИЕ

«И собирание марок, и игра в покер, и большая политика, и маленькие войны с соседями — все является бегством от жизни. Не существует общих ценностей в мире. Приходится искать маленькие-ма­ленькие цели. И жертвовать им свою жизнь».

С. Лукьяненко, 2001

Аддиктивное поведение (от англ. Addiction — склонность, па­губная привычка) характеризуется стремлением к уходу от реальности путем искусственного изменения своего психичес­кого состояния химическим или нехимическим путем. Это стремление становится доминирующим в сознании человека, его поведение подчинено поиску средств, позволяющих уйти от реальности. В результате человек существует в виртуальном, сюрреалистичном мире. Он не только не решает своих насущ­ных проблем, но и останавливается в своем развитии, вплоть до деградации.

Ц. П. Короленко и Н. В. Дмитриева подразделяют аддик- ции на нехимические и химические (22].

Классификация аддищий

  1. I.       Нехимические аддикции:
  •  патологическая склонность к азартным играм (гэмблинг);
  •  компьютерная аддикция;
    •  сексуальная аддикция (гомосексуализм, лесбиянство, перверсии);
  •  работоголизм;
  •  аддикция к трате денег;
    •  аддикции отношений (патологическая привычка к опре­деленному типу отношений);
    •  ургентные аддикции (привычка находиться в состоянии постоянной нехватки времени).
  1.  Промежуточные формы аддикции:
  •  аддикция к еде:

А) нервная анорексия F 50.0;

Б) нервная булимия F 50.2.

  1.  Химические аддикции F 10-F19: аддикция к алкоголю, та­баку, кофеину, опиатам, каннабиоидам, галлюциногенам, растворителям, транквилизаторам, барбитуратам.

2.1.     Факторы, потенцирующие развитие аддитивного поведения

Наиболее склонны к аддиктивным формам поведения лица, имеющие следующие психологические характеристики:

/. Воспитание в детстве

  •  формирование ранней тревоги, в связи с эмоциональным напряжением и тревожностью матери;
  •  психологические травмы в детстве (насилие, жестокое обращение, материнская и патернальная депривация).
  1.  Особенности личности
  •  сниженная переносимость трудностей повседневной жизни, наряду с хорошей переносимостью кризисных ситуаций;
  •  скрытый комплекс неполноценности, сочетающийся с внешне проявляемым превосходством;
  •  внешняя социабельность, сочетающаяся со страхом перед стойкими эмоциональными контактами;
  •  стремление говорить неправду;
  •  стремление обвинять других, зная, что они невиновны;
    •  стремление уходить от ответственности в принятии реше­ний;
  •  стереотипность, повторяемость поведения;
  •  зависимость;
  •  тревожность.
  1.  Социальные факторы
  •  дезинтеграция общества;
    •  дискриминация по половому, национальному, экономи­ческому и другим признакам.

Все формы аддиктивного поведения имеют, наряду с общими механизмами, свою специфику, которая по отношению к неко­торым из них, изучена недостаточно. Это касается, в частности, аддиктивного отношения к компьютерным технологиям.

Телекоммуникации посредством компьютерных сетей — это принципиально новый слой социальной реальности. Исследования в этой области ведутся сравнительно недавно и преимущественно в рамках зарубежной психологии.

Процесс взаимодействия компьютерной сети и человека практически сразу привлек внимание специалистов в разных отраслях, в том числе психиатров, психологов, психотерапев­тов.

В литературе появился термин «Компьютерная зависи­мость» и как ее составная часть — «Интернет зависимость».

Сейчас этот вид зависимости не входит в Международную классификацию болезней 10-го пересмотра и в Diagnostic and Statistical Manual Mental Disorders (fourth edition) (DSM IV). Среди описанных там расстройств наиболее близкое состоя­ние — «патологическое влечение к азартным играм» (F63.0). Клиническая картина патологической склонности к азартным ифам, ее динамика, принципы коррекции и профилактики мо­гут служить моделью для описания аналогичных параметров при компьютерной зависимости.

2.2.    Патологическая склонность к азартным играм

Одной из характеристик ментальности советского человека было неприятие «страсти к легкой наживе», среди которой азартные ифы занимали ведущее место. Эта страсть считалась пороком, недостойным порядочного человека. Были запреще­ны чемпионаты по бильярду и карточным ифам, официально отсутствовали казино. Литературные произведения великих русских ифоков А. С. Пушкина и Ф. М. Достоевского, в кото­рых сформирован романтический образ игорного заведения и блестяще описаны психологические портреты ифоков, не вхо­дили в школьную профамму. Советские психологи и психиатры практически не сталкивались с проблемой патоло­гической склонности к азартным ифам, а в отечественной медицинской литературе отсутствовали исследования и публи­кации на эту тему.

Сегодня «страсть к легкой наживе» стала всеобщей, мораль­но разрешенной и общественно одобряемой. Недавнее исследование «среднего класса» России, проведенное по ини­циативе журнала «Эксперт», выявило, что 80% опрошенных готово пойти на риск, чтобы добиться желаемого (Ж. Клин, 2000). В постсоветских странах появилась новая проблема не только для общественной морали, но и для психиатрии. С од­ной стороны, легализация и бесконтрольное развитие игорного

бизнеса, а с другой — высокий уровень тревожности, со­путствующий исторической социализации человека, потен­цировали развитие патологической склонности к азартным иг­рам. В психиатрической литературе неоднократно описывался феномен «переполненных игроками казино» в периоды карди­нальных исторических изменений. В начале 30-х годов в период «великой депрессии» в Америке расцвел игорный бизнес и по­головное увлечение изобретенной в этот период игрой «Монополия». В условиях жесточайшего экономического кри­зиса склонность к азартным играм приобрела невиданный ранее размах. Игра создавала иллюзию, что разбогатеть может каждый. Страх перед жизнью отступал перед страхом проигры­ша. Мотивация обращения к игре в стабильных и нестабильных обществах различна.

Автор «Энциклопедии азартных игр» Алан Вейкси, про­анализировав ведущие мотивы обращения к игре среди игро­ков в стабильном обществе, выделил следующие (по мере убывания):

  •  тренировка интеллекта;
    •  необъяснимое возбуждение, порождаемое процессом игры;
  •  денежный выигрыш и попытка «одолеть фортуну»;
  •  потребность развеяться и побороть скуку.                                                                                                       х

Хотя азартными играми с целью поиска математических за­кономерностей выигрыша активно интересовались такие знаменитые ученые, как Галлилео Галлилей, Кардано, Блез Паскаль, этот мотив в нестабильном обществе практически от­сутствует.

Для нестабильного общества ведущими мотивами являются:

  •  попытка преодолеть финансовую несостоятельность и ликвидировать долги;
  •  потребность в купировании эмоциональных и психологи­ческих проблем.

С точки зрения психодинамической концепции, влечение к игре является проявлением протеста и бессознательного агрессивного отношения к реальной действительности, а не­адекватная уверенность в выигрыше скрывает инфантильные фантазии всемогущества и подсознательного ожидания неогра­ниченного удовлетворения своих желаний. И фа является своеобразной психологической защитой, сублимирующей трудности реальной жизни. Игра помогает уйти от реальности происходящего и необходимости предпринимать конкретные действия. Не зря игорные заведения работают круглосуточно, в них отсутствуют настенные часы, а окна занавешены свето-

 

непроницаемыми портьерами. Попадая сюда, человек выпадает из реального времени и пространства.

В нашей стране отсутствуют статистические данные о часто­те встречаемости патологических игроков, но Западная статистика производит гнетущее впечатление. По данным на­циональной Комиссии по изучению влияния азартных игр США из 13 миллионов итальянцев, регулярно тративших день­ги на азартные игры, 150 тысяч считаются «патологическими игроками», более 5 миллионов американцев отнесены к «пато­логическим или проблемным игрокам», а 15 миллионов — к группе риска. По данным мировых эпидемиологических ис­следований 2-3% населения индустриально развитых стран страдают патологической склонностью к азартным играм.

«Патологическая склонность к азартным играм» выделена в отдельный диагностический таксон, отнесенный к рас­стройствам привычек и влечений (F63.0) в классификации психических и поведенческих расстройств (МКБ-10).

По мнению исследователей этого клинического феномена, это расстройство генетически детерминировано и высоко ко- морбидно с аффективными расстройствами, но пусковым механизмом являются социально-психологические факторы. Характерные для развития всех аддиктивных расстройств санкционирующие факторы описаны выше. Специфическими факторами для развития патологической склонности к азартным играм являются следующие.

2.2.1.   Факторы, способствующие развитию патологической склонности к азартным играм:

  •  утрата родителей в возрасте до 15 лет;
    •  неадекватный родительский стиль воспитания (по типу гипер-, гипоопеки или непоследовательности);
  •  отсутствие бережливости и планирования финансов;
    •  ситуативная доступность азартных игр и предрасполо­женность к игре в подростковом возрасте;
    •  для мужчин характерен эмансипационный конфликт с родителями в подростковом возрасте, а в дальнейшем неприятие авторитарных фигур.

Начало расстройства совпадает, как правило, у мужчин с подростковым возрастом, а у женщин приходится на вторую половину жизни.

Признаки, характерные для лиц, склонных к азартным играм:

  1. Постоянная вовлеченность, увеличение времени, прово­димого в ситуации игры.
  2.  Изменение круга интересов, вытеснение прежних моти­ваций ифовой деятельности, постоянные мысли об игре, преобладание в воображении ситуаций, связанных с игровыми комбинациями.
  3.  «Потеря контроля», выражающаяся в неспособности пре­кратить игру как после большого выигрыша, так и после постоянных проигрышей.
  4.  Появление состояний психологического дискомфорта, раздражительности, беспокойства (т.н. «сухой абстиненции») через короткие промежутки времени после очередного участия в игре с труднопреодолимым желанием приступить к игре («иг­ровым драйвом»).
  5.  Увеличение частоты участия в игре и стремление ко все более высокому риску.
  6.  Нарастание снижения способности сопротивляться со­блазну («снижение игровой толерантности») возобновить игру.

2.2.2.   Этапы развития патологической склонности к азартным играм (по Я. L. Custer):

1-       я стадия — стадия выигрыша. Для этого периода характе­рен крупный выигрыш, сопровождающийся эйфорией и формированием психологической зависимости от игры.

2-       я стадия — стадия прогрессирующих проигрышей. В этот пе­риод к уже сформированной психологической зависимости присоединяется физическая. Жизнь больного сосредоточена на игре. Он не может остановиться ни после выигрыша, ни тем бо­лее после проигрыша. Ощущения эйфории, имеющие место

в период между ставкой и исходом игры, подкрепляют влече­ние. Нарастает социальная дезадаптация:                                                                      появляются

финансовые проблемы, конфликты на работе и в семье, участие в рискованных мероприятиях, возможны правонарушения, на­правленные на добычу денег. Одновременно с этим снижаются психологические навыки в игре: появляются нерасчетливые ходы, неоправданный риск, количество проигрышей растет. Изменяется иерархия потребностей: доминирующей становит­ся потребность в игре, вытесняя базисные физиологические потребности в еде, сексе-и сне. Попытка прекратить игру сопровождается тревогой, напряжением, депрессией, наруше­нием сна, вегетативными нарушениями и суицидальными мыслями. В зависимости от социальных, ситуационных, лич­ностных и интеллектуальных особенностей, вторая стадия может длиться до 10-15 лет.

3-    я стадия — стадия отчаяния. Больной социально декомпен- сирован, дезадаптирован и финансово несостоятелен. Выражено компульсивное влечение к игре. Реально ситуация не оценивает­ся: проигрывается все движимое и недвижимое имущество, совершаются финансовые преступления. Критика к состоянию и всему происходящему отсутствует. При попытке прекратить игру возникает тяжелая абстиненция с выраженными депрессивными расстройствами и суицидальными попытками, а также агрессив­ным поведением. Выражена анозогнозия. Больные очень редко обращаются за помощью к психиатрам, как правило, на консуль­тацию их приводят родственники.

Фазы развития игровых срывов (В. В. Зайцев, 2000):

  •  воздержание;
  •  автоматические фантазии;
  •  нарастание эмоционального напряжения;
  •  принятие решения играть;
  •  вытеснение решения играть;
  •  реализация решения играть.

2.2.3.   Принципы терапии и коррекции патологической склонности к азартным играм

В некоторых случаях необходима госпитализация в стацио­нар для купирования психопатологической симптоматики (чаще всего депрессивной) и для изоляции игрока из патоген­ного окружения. Специалисты считают оптимальным срок до 3 месяцев

Наиболее эффективна групповая психотерапия, участие в работе групп само- и взаимопомощи. Одни авторы считают на­иболее эффективной проведение поэтапной когнитивно­поведенческой психотерапии, другие — психоаналитическую терапию (Ю. В. Попов, В. Д. Вид, 1997; В. В. Зайцев, 2000). Все исследователи отмечают эффективность групп самопомощи, среди которых наиболее перспективными являются группы Анонимных игроков (АИ), созданные в Лос-Анджелесе в 1957 году по образцу Анонимных алкоголиков. В основе работы в этих группах лежит принцип эмоциональной поддержки и при­мер окружающих, которым удалось преодолеть зависимость от игры. Согласно статистическим данным, каждый обративший­ся туда игрок имеет в среднем долг порядка 120 тысяч долларов. Около 20% пациентов имели в анамнезе суицидальную попыт­ку, а 80% — суицидальные мысли. Эти показатели выше, чем при тяжелой депрессии.

Comments are closed.

Scroll To Top