Факторы риска

Факторы риска

«Мы превратили виртуальный мир в па­родию на реальную жизнь… Но мы не можем изменить мир. И эта пародия ли­шена смысла. Она — не рывок вперед, а лишь шаг в сторону».

С. Лукьяненко, 2001

В 2003-2004 гг. нами было обследовано 463 учащихся Днеп­ропетровского областного лицея-интерната физико-мате­матического профиля (ДОЛИФМП), лицея информационных технологий (ЛИТ), которые по ходу своей учебной деятельнос­ти имели значительную нагрузку (8-10 часов в неделю) от работы за компьютером. Среди них было 295 (63,7%) лицеистов мужского пола, 168(36,3%) —женского пола в возрасте от 13 до 17 лет (средний возраст (M±s) 15,2 ± 0,97). Для оценки факто­ров риска формирования компьютерной аддикции были изучены социально-демографические характеристики лицеис­тов и проведено их анкетирование. Помимо этого, учащиеся исследовались экспериментально-психологическими метода­ми: тестом Штура, тестом Айзенко, Шмишека, Т. Лири, методикой Дембо-Рубинштейн. Таблицу Анфимова использо­вали для исследования особенностей распределения концентрации и стойкости внимания. Следует отметить, что результаты социально-демографического исследования данного контингента легли в основу «Способа скрининговой диагностики компьютерной зависимости» (патентна изобрете­ние (11) 72366 А (51) 7 G09B3/00, G09B3/08, G09B3/00, А61В10/00 15.02.2005. Бюл. № 2).

По результатам скрининговой диагностики компьютерной зависимости все ученики (463 чел.) были распределены по группам:             -

1-     я группа — без риска развития компьютерной зависимости (15 баллов и меньше) — 189 (40,82%);

2-           я фуппа — стадия увлечения (16-22 балла) — 209 (45,14%);

3-           я фуппа — стадия риска развития компьютерной зависи­мости (начальный этап формирования компьютерной зависимости) (23-37 баллов) — 65 (14,04%).

Учеников с компьютерной зависимостью (38 и более бал­лов) выявлено не было. Лица мужского пола составили 295 (63,7%), женского пола — 168 (36,3%). В группе риска мальчи­ков в 6 раз больше, чем девочек — 86,15% и 13,85% соответственно (х2=22,23) (р<0,001). Распределение учеников по возрасту и полу по группам представлено втабл. 4.1., 4.2.

Таблица 4.1. Распределение респондентов по возрасту согласно выделенным группам (в %)

Возраст,

годы

Группы респондентов Всего

п=463

1

п=189

2

п=209

3

п=65

1 2 3 4 5
13 1,59 1,44 0 1,30
14 26,98 24,40 20,00 24,84
15 35,45 31,10 33,85 33,26
16 24,87 35,89 38,46 31,75
17 11,11 6,70 7,69 8,64

Всего

100 100 100 100

 

Таблица 4.2. Тендерное распределение респондентов согласно выделенным группам (в %)

Группа Мужчины Женщины
1 53,97 46,03
2 65,55 34,45
3 86,15 13,85

Всего

63,71 36,29

 

4.1.     Компьютерная деятельность и ее влияние

на психоэмоциональное состояние лицеистов

Первое знакомство лицеистов с компьютером происходило преимущественно в возрасте 7-Юлет (50,98 %) (в среднем 9,0 ± 2,7 лет) и не отличалось по группам исследования. Параметр

 

длительности действия аддиктивного агента занимает важное место и изображен на рис. 4.1. Большая часть респондентов группы риска пользуется компьютером более трех лет (6 лет и больше — 33,85 %). В среднем, опыт работы за персональным компьютером (ПК) составляет 4,8 ± 2,6, что помогает диффе­ренцировать проявления компьютерной аддикции от интенсивного изучения возможностей компьютерных техноло­гий, которые открылись новому пользователю. В рамках данного исследования не отслеживался такой параметр, как длительность наличия симптомов компьютерной зависимости.

 

Рис. 4.1. Распределение респондентов по стажу использования компьютеров согласно выделенным группам Известно, что научными работниками на сегодняшний день выделены 5 типов компьютерной аддикции: навязчивый сер­финг (путешествие в сети), страсть к онлайновым биржевым торгам и азартным играм, виртуальные знакомства, киберсекс (увлечение порносайтами) и компьютерные игры, поэтому уче­никам было предложено выбрать преимущественный вид деятельности за компьютером. Первое место занимают игры (26,5%), на втором — Интернет (12,4%) и на третьем — поиск информации на WEB-сайтах (7,8%). Существует прямая корре­ляция между риском развития компьютерной зависимости и беседами в CHAT и поиском информации в сети (р<0,05). Сле­дует вспомнить о возможном «эффекте дрейфа цели» и «эффекте азарта», то есть привлечение в сам процесс поиска информации, во вред ее изучению, анализу и переработке; воз­никает смещение акцента с аналитической деятельности на поисковую активность, которая является генетически древней и менее энергоемкой. В 3-й группе лицеисты отдавали преиму­щество играм и беседам в CHAT (35,4% и 13,8%) соот­ветственно (%2=6,46) (р<0,05) (рис. 4.2).

 

Рис 4.2. Распределение лицеистов по доминирующему виду дея­тельности за компьютером согласно выделенным груп­пам (в %)

Около половины (52,13%) пользователей, которые вошли в первую группу, работают за компьютером еженедельно (2-3 раза в неделю), в отличие от второй и группы риска (р<0,001), где подавляющее большинство используют ПК ежедневно — 65,07% и 82,81% соответственно.

Длительность аддиктивной реализации дольше ожидаемого времени является одним из ее характерных признаков. Лддикты часто занимают оборонительную позицию и скрыва­ют от окружающих, и прежде всего от родителей, время проведения за ПК, а также то, чем они занимаются.

Как показало исследование, одним из факторов, характер­ных для обследуемых, является проведение за компьютером большего времени, чем планировалось (р<0,001). Это происхо­дит часто у респондентов третьей группы — 84,61%; 56,46% и 37,03% во второй и первой группах соответственно. При корре­ляционном анализе проведения большего времени за ПК, чем планировалось, и уходом с головой в компьютерные игры (мысли о ПК, пренебрежение другими делами, невозможнос­тью самостоятельно остановиться) найдена связь (г=0,32; г=0,35; г=0,39; г =0,44 соответственно).

Неправда работодателям и членам семьи о количестве вре­мени, проведенном за компьютером, является неотъемлемой составной частью любого аддиктивного процесса. Около 40% лиц из группы риска делают это часто или очень часто.

В группе риска работают за ПК по 10-20 часов (38,46%) и по 20-40 часов (35,38%) в неделю, что достоверно чаще, чем в 1-й и

2-     й группах (р<0,001). При корреляционном анализе длитель­ности работы за ПК и пренебрежением сном, приемом еды найдена связь (г=0,43; г=0,35 соответственно).

Почти 90% компьютерных адциктов проявляют негативное отношение к попыткам окружающих прервать пребывание за компьютером — аддиктивную реализацию. Как правило, пер­выми обращают внимание на избыточное времяпровождение за ПК окружающие (родители, учителя). У самого человека критика к своему поведению сниженная или отсутствует. Зави­симые считают, что контролируют время и могут остановиться в любое мгновение. Но много респондентов сознаются, что «да­ют себе еще минутку, пять минут и так продолжается в течение часа и больше» (со слов обследуемых). Попытки ограничить время проведения за компьютером являются неуспешными, в 43% респондентов 3-й группы против 6,8% и 13,2% из 1-й и 2-й групп соответственно (рис. 4.3.).

 

1-Я                                                                                                    2*                                                                                                                  И

WHI                             ними                               (И*п*

Рис. 4.3. Распределение респондентов выделенных групп по

результатам ответа на вопрос:«Как часто вам не уда­ется прекратить деятельность за компьютером ?»

 

Увлечение компьютерными технологиями приводит к изме­нению режима сон/бодрствование, постепенно время работы становится как дневным, так и ночным. Потенциальные ком­пьютерные аддикты используют ПК днем и ночью (72,31%). Лицеисты, которые вошли в группу риска (3-я группа), преиму­щественно пользуются компьютером дома (р<0,001) или в компьютерном клубе (р<0,05). При корреляционном анализе длительности работы за ПК и наличием компьютера дома най­дена связь (г=0,46).

Количество респондентов, использующих ПК в лицее, рав­номерно распределено по 3 группам. Обращает на себя внимание, что чаще всего потенциальные компьютерные ад- дикты используют ПК при первой удобной возможности. Несмотря на вышеизложенное, на вопрос о роли компьютеров

в жизни человека большинство респондентов трех групп отве­тили, что можно прожить без них (73,38% из числа тех, кто ответил). Неадекватность ответа респондентов из группы риска можно объяснить тем, что аддикт боится осуждения в связи с его аддиктивной реализацией.

Трата денег и невозможность контролировать свои расходы являются одним из признаков аддиктивного поведения. Полу­ченные данные свидетельствуют о том, что потенциальные компьютерные аддикты тратят много денег на компьютер, а именно 40% обследованных в 3-й группе, 8,6% — во 2-й и толь­ко 3,2% — в 1-й группе (р<0,001). Решение финансового вопроса по поводу оплаты пользования ПК приблизительно одинаково решается в трех группах — ученики либо просят деньги у родителей, либо пользуются ПК бесплатно. Потенци­альные аддикты пытаются найти деньги различными путями (одалживают, воруют, берут, не спрашивая) (р<0,05). При кор­реляционном анализе посещения компьютерного клуба и вымоганием денег у родителей найдена связь (г=0,41).

 

Да, я эксперт                                     Хорошо    знаю  ПК                           Только     пользуюсь

Рис. 4.4. Распределение респондентов выделенных групп согласно субъективно определенному ими уровню профессиона­лизма в области компьютерных технологий

 

Специалистами в области информационных технологий счи­тают себя 3,72% участников первой группы и 9,52% потенциальных аддикгоп. Хотя, поданным ряда исследователей, среди компьютсрозанисимых лиц в большей степени преоблада- юг гумпмигарии, и сравнении со специалистами в области информационных технологий. Необходимо уточнить, что субъек- гинная мысльоспоей квалификации может не отвечать реальному положению пещей, а свидетельствовать лишь о неадекватно завы­шенной самооценке респондента. На рис. 4.4. четко видно, что больший процент «экспертов» и хорошо ориентирующихся в ин­формационном мире составляют лицеисты группы риска (начало формирования компьютерной зависимости).

Фиксация на аддиктивном агенте сопровождается эмоцио­нальным подъемом (эйфория, психическая релаксация, ощущение «взлета», беззаботности, свободы, усиления вообра­жения). Как это видно из табл. 4.3., потенциальные аддикты испытывают хорошее настроение, удовольствие и азарт, нахо­дясь за компьютером. Любопытство и заинтересованность испытывают все лицеисты в равной степени. 60% из 3 групп чувствуют счастье за компьютером часто или очень часто, тогда как 77,28% из 1-й группы — никогда или редко. При корреля­ционном анализе степени заинтересованности ПК и рядом получаемых ощущений найдена связь (г =0,42).

Таблица 4.3. Распределение респондентов выделенных групп в зави­симости от субъективных ощущений за компьютером

Субъективные

ощущения

Группа,% Всего,

%

1-я 2-я 3-я

Решительность

2,12 5,77 10,94* 4,99

Удовольствие

9,52 10,58 20,31** 11,50

Хорошее настроение

12,70 17,31 25,00** 16,49

Всесилие

4,23 10,58 17,19* 8,89

Азарт

0 0

1,56**

0,22

Восторг

2,65 5,29 7,81 4,56

Заи нтересован ность

23,81 19,23

28,13

22,34

Любопытство

17,99 14,42 18,75 16,49

Взволнованность

3,70 2,88 4,69 3,47

Радость

4,23 6,73 10,94 6,29

Безразличие

1,06 1,92 4,69 1,95

Отдых и другое

6,89 6,72 3,12 6,3

Неудовлетворение

1,59 0,96 3,13 1,52

 

Примечания:

  1. 1.                * — достоверность отличий от показателей 1-й группы более

99% (с2 = 8,3; 11,2,р<0,01).

  1. 2.                ** — достоверность отличий от показателей 1-й группы более

95% (с2 = 5,8; 5,4; 6,2, р<0,05).

Находясь вне компьютера, компьютерные аддикты чувству­ют скуку, подавленность, депрессию, раздраженность. В нашем исследовании видно, что почти 40% из группы риска уже чувствуют дискомфорт в реальном мире. Подавленность исче­зает, как только они возвращаются назад к компьютеру. Адциктивная реализация создает иллюзию возможности легко изменить свое психическое состояние посредством компью­терной игры или Интернета, лишиться неприятных эмоций и ощущений. Развитие аддикции требует все большего времени проведения за компьютером, чтобы достичь желаемого эффек­та.

Обязательной частью аддиктивной реализации является «присутствие» аддикции и вне последней, а именно это мысли о деятельности за компьютером, возможность и средство вопло­щения этого действия. Как видно на рис. 4.5., респонденты предчувствуют то, чем они будут заниматься за ПК, в Интерне­те или фантазируют о сети (рис. 4.6.). То есть, в реальном мире имеются мысли пойти в виртуальный мир, желая изменить свое психическое состояние на другое.

Фантазируют и думают о том, чем они будут заниматься за компьютером, 32,3% респондентов группы риска, 16,7% и 2,1%

Предчувствие следующего сеанса в сети или следующей ра­боты за компьютером часто ощущают 7,94% в первой группе, 30,55% и 70,76% во второй и третьей группах соответственно. При корреляционном анализе предчувствия работы за ПК и подавленностью вне ПК, неудовлетворением, когда запрещают пользоваться компьютером, найдена связь (г=0,32; г =0,34 со­ответственно).

 

1-я                                                    2-я                                                       Зи

группа                                             группа                                               группа

Рис. 4.5. Распределение респондентов выделенных групп по резуль­татам ответа на вопрос:«Как часто вы предчувству­ете пребывание за компьютером ?»

 

 

 

 

во второй и первой группах соответственно (р<0,001) (рис. 4.6.). При корреляционном анализе предчувствия пребывания за ПК и проведением за ПК больше времени, чем планировалось, на­йдена связь (г=0,45).

1-я

группа

 

2-я

группа

 

Рис. 4.6. Распределение респондентов выделенных групп по

результатам ответа на вопрос: «Как часто вы фанта­зируете и думаете о компьютере ?»

 

 

Новые, волнующие и многообещающие взаимоотношения в Интернете являются для аддикта более привлекательными, чем общение с людьми в реальной жизни. Интернет-зависимые ли­ца часто заводят новые знакомства с другими пользователями, а Интернет-независимые — предпочитают поддерживать в сети уже существующие отношения. Данные нашего исследования показывают, что лица, входящие в группу риска, еще не получа­ют большего удовольствия от общения в сети, чем от личного общения в реальном мире (р<0,001). При проведении корреля­ционного анализа выявлена связь между параметрами заведения новых знакомств в сети и анонимным общением и возможностью найти и быстро изменить партнера (г=0,35, г=0,38 соответственно).

Интернет как средство аддиктивной реализации достаточно уникально, но лишь этим фактом нельзя объяснить появление Интернет-аддикции. Доказано, что развитие аддиктивного по­ведения зависит от определенных личностных особенностей. «Комплекс недостаточности» (низкая самооценка, недовольство собой), склонность к фантазиям, стыдливость, наличие соци­альной фобии, осознание недостатка социального статуса или внимания к своей персоне — это черты личности, которые могут приводить к возникновению компьютерной зависимости.

Обращает на себя внимание тот факт, что в первой группе лицеисты работают в Интернете в связи с необходимостью, более того, работа им даже не нравится. Лицеисты 3-й группы, на этапе формирования компьютерной зависимости, отмечают, что они испытывают потребность ухода от реальных проблем в Интернет (16,92%) (р<0,01) (рис. 4.7.).

 

о.оо в,н им ш» soldi гь.оо нм

■ 1-н- гннни В^тщнн ■ J-й’w'm*

Рис. 4.7. Распределение респондентов выделенных групп согласно доминирующим причинам, побуждающим к работе в Интернете.

 

В сети имеется возможность анонимных социальных интер­акций. При этом особое значение имеет ощущение безопаснос­ти при их осуществлении, включая использование электронной почты, CHAT, ICQ и т.п. В Интернете существует возможность создавать новые образы «Я», варианты самопре- зентации; воплощения представлений, и/или фантазий, не возможных для реализации в обычном мире, например, кибер­секс, ролевые игры в чатах и т. д.; разные варианты представления идентичности и социальных ролей.

В Интернете существует эксклюзивная возможность поиска нового собеседника, что отвечает практически любым критери­ям. При этом нет необходимости удерживать внимание одного собеседника, поскольку в любой момент можно найти нового.

С получением доступа в Интернет распространяется возмож­ность включения человека в разные виртуальные социальные звенья, и, как следствие, возможность получения какого-либо социального статуса (поиск самоутверждения). Этот фактор имеет особенное значение для тех, к m не достиг желаемого со­циального статуса в реальной жизни.

Не последнюю роль играет и неограниченный доступ к ин­формации («информационный вампиризм»), поскольку в основном опасность стать зависимым от Интернета подстерегает тех, для кого компьютерные сети оказываются иногда единственным средством общения. 90,9% и 81,2% пользователей из 1-й и 2-й групп соответственно устраивает реальный мир. Но все-таки больший процент (63,1%) в 3-й группе часто предпочи­тают оставаться в сети, чем общаться в реальном мире.

Таким образом, социальные контакты в виртуальном содру­жестве имеют специфическую природу, соединяя такие качества, как выборочность, анонимность и доступность. По­добное поведение отвечает критериям аддикции: аддиктивная реализация продолжается, несмотря на социальные, учебные проблемы с родителями. В процессе формирования компью­терной аддикции происходит централизация использования компьютера за счет другой деятельности, в том числе домашней работы (рис. 4.8.).

Большая часть обследованных отмечала влияние компью­терной деятельности на домашние дела, обучение, ‘производственную деятельность. Проводя много времени за компьютером, у аддиктов не остается времени на что-то другое. Пренебрежения домашних дел часто отмечают 53,8% респон­дентов 3-й группы, 22,1% и 4,8% во второй и первой группах (р<0,001). При корреляционном анализе между снижением успехов в обучении и расходованием денег на ПК, невозмож­ностью самостоятельно остановить деятельность за ПК найдена связь (г=0,37, г=0,39 соответственно).

 

1-я группа                                          2-я                                                    3-я

группа                                                группа

Рис. 4.8. Распределение респондентов выделенных групп по резуль­татам в зависимости от ответа на вопрос: «Как часто вы пренебрегаете домашними делами в связи с деятельностью за компьютером ?»

 

Исследование связи между успехами в обучении и компью­терной зависимостью показало, что у лиц 1-й и 2-й групп их компьютерная деятельность мешала обучению. Это влияло на результат только в 4,7% и 9,5% случаях, а в 3-й группе этот пока­затель составил 41,5% (р<0,001). Пренебрежения труда часто выявляют 49,2 % обследованных третьей группы, 16,3% — вто­рой группы и лишь 3,7% первой группы соответственно

(р<0,001).

Развитие аддиктивного поведения постепенно приводит к нарушению режимов сон-бодрствование и отдых-нагрузка. В результате, это отражается на физическом здоровье. Специфи­ческая нагрузка на глаза, позвоночник, мышцы рук, особенно на правой верхней конечности, пренебрежение регулярностью питания, ночным отдыхом, адекватными физическими упраж­нениями — все это негативно отражается на физическом состоянии. В результате нарушения психофизиологических нормативов и эргономичных требований к деятельности за компьютером появляется риск возникновения головной боли потипу мигрени, боли в позвоночнике, сухость в глазах, онеме­ние и боль в пальцах кисти (синдром карпального канала). Человек пренебрегает личной гигиеной, употреблением еды, сном, а со временем даже нормальный сон изменяется (часто просыпается ночью, не может долго заснуть, видит кошмары).

Результаты исследования указывают на то, что 50,8% в груп­пе риска (8,9% — в первой группе и 27,3% — во второй) пренебрегают употреблением пищи, когда пользуются ком­пьютером. Лишь 7,9% и 8,6% респондентов в первой и второй группах соответственно отмечают влияние работы ПК на сон, что намного отличается от результатов в группе риска — 64,6% учеников пренебрегают сном в связи с работой за ПК.

Все большую распространенность в обществе, по данным мно­гих авторов, приобретают компьютерные игры среди всех возрастных групп. Среди обследованных 23,9% лицеистов полнос­тью «погружаются» в компьютерные игры, значительная часть из них приходится на группу риска — 55,4% (рис. 4.9.). Обследуемые не находились на учете у психиатра и/или невропатолога. Форми­рование личностной неполноценности потенцирует ее аддикгивное развитие. Аддикция может стать временной точкой кристаллизации, вокруг которой человек пытается собрать себя, как бы консолидируя «Я» (self) вокруг этой точки.

Восприятие и мироощущение аддиктивной личности вклю­чает себя, других, систему ценностей, преимуществ, одобряемые решения, мышление, эмоции, мечты (в том числе addictive dream — «предчувствие»).

1 -я                                                 2-я                                                       3-я

группа                                           группа                                                группа

Рис. 4.9. Распределение респондентов выделенных групп по

результатам ответа на вопрос «Как часто вы погру­жаетесь в компьютерные игры ?»

 

 

В отличие от поиска острых ощущений, риск при Интер- нет-аддикции не биологический. Аутодеструктивный драйв, будучи замаскированным, оказывается уходом от биологичес­кой стороны жизни. Зависимые пренебрегают сном, личной гигиеной, питанием, а также домашними делами и рабо­той/обучением. Драйв самосохранения оказывается подавленным, возникают депрессивные эпизоды разного ре­гистра, суицидальные мысли.

По нашим данным, не выявлено достоверной корреляции между группой риска и признанием суицидальных мыслей, как это видно на табл. 4.4. Возможно, такая тенденция больше ха­рактерна для полностью сформированных аддиктов, что подтверждает предположение об активации у Интернет-зави- симых аутодеструктивного драйва, вплоть до суицидальных тенденций.

Таблица 4.4. Распределение респондентов выделенных групп по результатам ответа на вопрос «Бывают ли у вас суицидальные мысли ?»

Ответ Группа, %
1-я 2-я 3-я

Никогда

81,48 71,77 64,62

Редко

16,93 25,36 27,69

Часто

1,59 2,87 6,26

Всего

100 100 100

 

Во время развития у человека компьютерной зависимости существует еще одна опасность, о которой необходимо пом­нить: когда первично формируется аддиктивная личность, уже не так важно, с чего все началось — с Интернета, азартных игр, шопинга или какой-либо химической аддикции. На опреде­ленном этапе возникает ситуация, когда человек пытается лишиться одной аддиктивной реализации, но попадает в дру­гую. Отмечали в своей жизни периоды злоупотребления алкоголем, наркотиками или другими психоактивными ве­ществами, 6,2% опрошенных из группы риска (1-я группа — 2,7%, 2-я группа — 2,4%). Это подтверждает предположение о наличии полиаддиктивных проявлений (вданном вопросе идет речь о химических аддиктивных реализациях) у компьютероза­висимых (р<0,001) (табл. 4.5.). Выявлено сочетание компьютерной аддикции с другими формами аддиктивного по­ведения: компьютерным гемблингом, сексуальной аддикцией, работоголизмом.

Таблица 4.5. Распределение респондентов выделенных групп по результатам ответа на вопрос:«Как часто вы зло — употребляли алкоголем, наркотиками или любыми другими веществами, что изменяют состояние сознания, в прошлом ?»

Ответ Группа,%
1-я 2-я 3-я

Никогда

87,23

81,25

60

Редко

10,11

16,35

32,31

Часто

2,66

2,4

6,16

Всего

100

100

100

 

Анализ полученных сравнительных данных позволяет выде­лить ряд факторов риска формирования компьютерной зависимости:

  •  мужской пол (р<0,001);
    •  длительность работы за компьютером (20-40 часов в неделю и/или больше) (р<0,001);
    •  эмоциональная депривация (неполные семьи, воспита­ние по типу гипоопеки, родительская депривация)

(р<0,01);

  •  склонность к аддиктивному поведению (р<0,001).

Comments are closed.

Scroll To Top