Home » Наркология » Юрьева - Компьютерная зависимость » КЛИНИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ПАЦИЕНТОВ С КОМПЬЮТЕРНОЙ ЗАВИСИМОСТЬЮ
КЛИНИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ПАЦИЕНТОВ С КОМПЬЮТЕРНОЙ ЗАВИСИМОСТЬЮ

КЛИНИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ПАЦИЕНТОВ С КОМПЬЮТЕРНОЙ ЗАВИСИМОСТЬЮ

«Принцип медицинской диагностики со­стоит в том, что все проявления болезни должны получить свое описание в рамках одного диагноза».

К. Ясперс, 1997

Крупномасштабные эпидемиологические исследования, позволяющие судить о распространенности и заболеваемости компьютерной аддикцией в Украине не проводились. Нами был проведен анализ первичного поступления в Клиническое Учреждение «Днепропетровская областная клиническая пси­хиатрическая больница» пациентов с компьютерной зависимостью в течение 5 лет (1999-2004). Был проанализиро­ван также удельный вес пациентов с этим расстройством в общей структуре больных, поступивших в КУ «ДОКПБ» (табл. 5.1.)

Таблица 5. /. Удельный вес пациентов с компьютерной зависи — мостью среди поступивших в КУ «ДОКПБ» в 1999-2004гг.

Год

Общее число больных, поступивших в текущем году Число пациентов с КЗ

% от всех поступивших в текущем году

1999

16 724 1 0,006

2000

16 039 5 0,03

2001

16 177 16 0,098

2002

16 309 6 0,04

2003

16 738 2 0,012

2004

14 492 8 0,055

Всего

96479 38 0,039


 

Анализ динамики первичного поступления пациентов в КУ «ДОКПБ» с компьютерной зависимостью показывает, что их количество изменяется каждый год. Так, за последние пять лет (1999-2004) количество пациентов, которые поступили в пси­хиатрическую больницу с компьютерной зависимостью, увеличилось в восемь раз. В 1999 году в больницу поступил только один больной (2,6%) от всех поступивших за 6 лет паци­ентов с компьютерной зависимостью, в 2004 году — 8 лиц (21%). Нужно отметить, что максимум поступления пациентов сданным видом аддикции приходился на 2001 год, когда их ко­личество составило 16 лиц (42%).

5.1.        Общая характеристика больных с синдромом компьютерной зависимости

Учитывая тот факт, что возрастному фактору принадлежит важная роль в патогенезе психических расстройств у детей и подростков, мы исследовали возраст, в котором впервые поя­вился «повышенный» интерес к компьютеру. Как видно на рис.

11-14 лет

52%

Рис. 5.1. Распределение больных в зависимости от возраста, в котором впервые возник «повышенный» интерес к компьютеру
Поданным историй болезней, наибольшую часть составля­ют подростки в возрасте от 12 до 14 лет — 39%, то есть аддиктивное поведение формировалось в течение третьего воз­растного криза. Промежуток от 8 до 12 лет совпадал с межкризисным периодом.

В 55% (21 человек) случаев симптомы компьютерной зави­симости сформировались через год после начала работы за компьютером. Двое обследуемых стали аддиктами через 2 года, 11 пациентов — через 6 месяцев, а 4 человека — через полтора года (табл. 5.2).

5.1,            52% составляют обследованнвю в возрасте П-14 лет. По 16% представлены другие возрастные группы.

 

Таблица 5.2. Зависимость развития компьютерной аддикции от длительности работы за компьютером

Длительность Количество больных
абс. %

6 месяцев

11 29

1 год

21 55

1,5 года

4 11

2 года

2 5

Всего

38 100

 

По нашим данным, в 34,2% (13 человек) случаев психотрав­мирующие ситуации предшествовали началу увлечения компьютером: развод родителей (46%), переход в новую школу (15%), переезд в новый город (15%), конфликты с учителями, в семье, с одноклассниками (24%). Вместо решения проблем у обследованных возникало желание «с головой» погрузиться в компьютерный мир (р<0,001).

Компьютерная игра, особенно ролевая, оказывается одним из средств так называемой «аддиктивной реализации», то есть ухода от реальности. 32 (84%) пациента отдавали преимущество компьютерным играм (рис. 5.12). Игры подразделяются на ро­левые и неролевые. К первой группе относятся «квести» (quest), «руководящие», «игры из глаз» компьютерного героя. Ко вто­рой группе принадлежат игры, где нужно достичь цели, «пройти» игру и набрать очки, поэтому игрок не принимает на себя роль компьютерного персонажа. Учащиеся в возрасте 9-14 лет интересовались ролевыми играми. Длительность работы за компьютером составляла сначала 3-4 часа в сутки, потом увели­чивалась до 10-14 часов в сутки. Подростков с легкой степенью умственной отсталости (F 70) привлекали только игры. Там, в другой среде, они «сильные, решительные, смелые, имеют власть и успех, руководят и побеждают» (со слов больных) (рис. 5.2).

Среди пациентов старшего возраста (16 лет и старше) игра­ми интересовались 26% лиц. В большей степени их внимание привлекает также возможность общаться с «людьми из любого уголка планеты», «тусовки» в «Chat Rooms», беседы в ICQ, изучение и модернизация возможностей компьютера, работа в Интернете, творческая деятельность с целью создания личных программ или открытия сайта. В целом, уже через месяц ежед­невной работы с компьютером это увлечение занимает лидирующее место в жизни молодых людей.

Иоинопрти ифи                             Wmwuwecmw

Рис. 5.2. Распределение обследуемых в зависимости от преобла­дающего вида деятельности за компьютером


 

Пациент Сергей, 20 лет, искал информацию о событиях в мире по сайтам, отсылал письма незнакомым людям из других стран, предлагая свои идеи и программы, а также постоянно был главным объектом внимания в Chat Room. Хотелось сде­лать все больше и больше нового, попробовать все возможности компьютера. Заинтересованность и эмоциональ­ное оживление во время беседы возникает лишь при обсуждении компьютерной темы. В это мгновение пациент ме­няется: дыхание становится чаще, появляется блеск в глазах, гиперемия лица. Диалог превращается в монолого преимущес­твах той или другой системы, о возможностях, которые раскрываются при работе с компьютером. Это доходило до ги- поманиакального состояния. Длительность «общения с компьютером» росла с каждым днем, до 10-12 часов в сутки.

Один из обследуемых сказал: «За месяц я так привык посе­щать компьютерный клуб, что и дня не мог прожить без него».

Молодые люди создают «свою» виртуальную личность, наделяя ее именем — «nickname». В нашей группе встречаются такие, как Хакер, Монстр, Магнат, Red Rider, или личные име­на и их производные: Бодя, Андрик, Андрюха Полностью погружаясь в игру и достигая в ней определенных успехов, каж­дый реализует таким образом большую часть существующих потребностей и игнорируют другие.

22 (58%) человека посещали компьютерный клуб. Из них у

12              (31,5%) подростков время работы за компьютером было дневным. Учитывая то, что в компьютерном клубе в ночное время можно играть за меньшую плату, то другие 10 (26,3%) па­циентов играли не только днем, а еще и ночью. 16 человек (42%) имели свой личный компьютер и играли дома, из них

13              (34%) — сидели за компьютером как днем, так и ночью.

Один из пациентов рассказывал: «Сначала я засиживался не долго, но потом время шло так незаметно, что день быстро сме­нялся ночью, и идти домой уже было поздно, поэтому и оставался в клубе дальше. Потом не мог перебороть свое влече­ние к компьютеру, прервать волевым усилием. Мог целую неделю не спать ночью, «сидеть» в Интернете, мог не есть».

Все свободное время и карманные деньги расходуются на компьютер и сопутствующие товары. Подростки часто остают­ся голодными, откладывают деньги, которые дают родители на обед и покупки. 13 (34%) лиц выносили без разрешения ценные вещи из дома (золото, серебро, теле-, радио-, аудиоаппаратуру). Вещи продавали по низким ценам, а на полученные деньги по­сещали компьютерный клуб или покупали оборудование для компьютера. В 6 (16%) случаях родители давали ограниченное количество денег, на 2-3 часа работы. Два пациента зарабатыва­ли деньги самостоятельно. Один мальчик выполнял домашнюю работу, помогал матери по хозяйству, но с одной целью — полу­чить плату и пойти в компьютерный клуб. Второй — мыл машины на улицах, один пациент просил деньги (900-1600 грн.) по Интернету у своих друзей за границей, а затем расходовал их на азартные компьютерные игры.

Таким образом, с болезненно усиленным увлечением связа­ны такие девиации, как кражи и бродяжничество, потому что после них многие боялись возвращаться домой.

Попытки родителей ограничить общение детей с компьюте­ром вызывают бурную реакцию протеста. Общее количество игрового времени увеличивалось все больше как на протяже­нии суток, так и в течение недели.

Трое больных имели возможность играть на компьютере у друзей и соседей, поэтому деньги использовали только на до­полнительные вещи к компьютеру (диски, детали). «Одни курят, вторые — нюхают, третьи — пьют — с ними не интерес­но, а в школе нудно», — такое объяснение своему поведению дают обследуемые. Круг знакомых сужается. Ровесники, кото­рые не имеют доступа к компьютеру, становятся неинтересными, общение с ними ограничивается. Друзьями выступают такие же энтузиасты компьютерного мира, так на­зываемые «компьютероманы». Имеют место нарушения подвижности и целенаправленности мышления (резонерство, детализация). Общение в сети постепенно полностью вытесня­ет личные взаимоотношения в реальном мире.

Молодые люди характеризуют свое состояние за компьюте­ром, как наплыв позитивных эмоций, повышение уверенности, решительности, могущества, «можно быть самим собой или со-

здавать новые образы», «превращаться и опять возвращаться», «делать что угодно». Эмоциональный подъем (заинтересован­ность, удовольствие, восторг, хорошее настроение, ощущение свободы, силы и власти, «получение адреналина»), постоянные мысли и фантазии о компьютерной деятельности отмечали 35 (92%) пациентов. 3 (8%) человека получали внутреннее равно­весие и успокоение, общаясь в сети и путешествуя по сайтам.

Вынужденный перерыв или уменьшение времени работы за компьютером воспринимались негативно. У 19 (50%) пациен­тов появлялись признаки психомоторного возбуждения (раздражительность, немотивированное внешними причинами возбуждение, агрессия, грубость). Стали эмоционально ла­бильными 6 (16%) человек, агрессивными к близким родственникам — 5 (13%) пациентов. Навязчивые мысли об Интернете, компьютере и движения, подобные движениям во время работы с компьютером, голосовые тики появились у 3 (8%) пациентов; склонность ко лжи, нарушение поведения, бродяжничество — 3 (8%) пациентов. Снижение настроения, пессимистические мысли, рассеянное внимание, нарушения сна отмечались у 2 (5%) лиц. Данные представлены в табл. 5.3.

Таблица 5.3. Признаки синдрома актуализации компульсивного влечения при компьютерной зависимости (в порядке частоты их встречаемости)

Признаки Количество

больных

Частота встречае­мости, (%)
Психомоторное возбуждение 19 50
Эмоциональная лабильность 6 16

Агрессивность

5 13

Навязчивые мысли и голосо­вые тики

3 8

Нарушения поведения

3 8

Снижение настроения, песси­мистические мысли

2 5

Всего

38 100

 

Пациенты отмечали, что после работы за компьютером, не­посредственно перед ночным сном, тяжело засыпать, чувствуется некоторое возбуждение. Это наблюдалось у 16 (42%) обследуемых. У одного пациента появились страх, тревога, нару­шились сон и аппетит, навязчивые мысли о компьютерах не «выходили из головы», он похудел на 4 килограмма. Следует за­метить, что у подростков с органическим поражением головного мозга возникала головная боль во время перерыва работы на компьютере.

Если рассматривать всю группу обследуемых в целом, то стано­вится очевидным, что снижение успеваемости в обучении присуще каждому пациенту (100%). Пропуски занятий, нарушения поведения, бродяжничество, конфликты сродственниками, учителями, сниж ние успеваемости обучения, работоспособности, изменения психического и физического состояния являются последствиями за симости от компьютера. Другие интересы и увлечения исчезали, что свидетельствовало о ранних признаках развития нарушения адаптации пациентов.

В процессе обследования больных, которые поступили на лечение, мы изучали анамнез жизни (в том числе внутрисемей­ную патологию, патогенные факторы в течение беременности матери, протекание родов, раннее развитие обследуемого и пе­ренесенные соматические и инфекционные заболевания, черепно-мозговые травмы).

Известную этиопатогенетическую роль может играть гене­тическая предрасположенность к аддиктивному поведению.

По нашим данным, наследственность, отягощенная азартными играми, психическими и поведенческими расстройствами в ре­зультате злоупотребления алкоголем, наркотиками, табаком, психическими заболеваниями (пограничные расстройства, шизофрения, расстройства личности, аффективные рас­стройства) наблюдалась в 60% (у 23 лиц) случаев (рис. 5.3).


Психические

заболевания


Зависимость от психоактивных веществ


Азартные игры


Рис. 5.3. Частота встречаемости внутрисемейной патологии у пациентов с компьютерной зависимостью


 

Внутрисемейная патология может быть этиологической в ряду клинических проявлений характерологических особен­ностей у лиц молодого возраста и создавать определенную почву в формировании аддиктивных форм поведения, а под воздействием негативной микросоциальной среды происходит формирование патохарактерологических особенностей лич­ности, что имеют ту или другую акцентуацию характера.

Перинатальное поражение мозга — актуальная проблема со­временной медицины, потому что они в 60-80% случаев могут быть причиной разных неврологических, психосоматических отклонений, социальной дезадаптации.

Остается недостаточно изученным вопрос о вредном влия­нии эмоциональных расстройств беременной женщины на формирование плода. Известно, что спазм сосудов, который в этих случаях всегда считается присущим только сосудам голов­ного мозга, может распространяться и на резко увеличенные сосуды матки, и тогда ишемические расстройства влияют на формирование плода и его нервной системы. В психотравмиру­ющих условиях беременность протекала у десяти (26%) матерей.

К факторам, что осложняют нормальное внутриутробное развитие нервной системы плода, принадлежат токсикозы I и II половины беременности. На фоне токсикоза и с угрозой срыва беременность имела место у 18 (47%) матерей.

Анализируя антенатальные и интранатальные повреждаю­щие факторы, было выявлено, что патологические роды (стремительные роды, кесарево сечение, стимуляция родов) наблюдались у 15 (40%) матерей.

Характерно, что действие повреждающих экзогенно-орга­нических факторов приходится на ранние детские периоды (перинатальный, ранний детский возраст), что обусловливает последующее, диспропорциональное развитие.

Черепно-мозговые травмы в анамнезе имели только 7 (18,4%) обследуемых. Судорожный синдром в анамнезе отме­чался в 3 (8%) случаях. 1 пациент перенес 3 операции в детстве под общей анестезией.

Изучая вопрос о влиянии микросоциальных факторов на становление клинических вариантов компьютерозависимых форм поведения, обращено внимание на целостность семьи: большая часть (79%) пациентов были из полных семей, но в 7 — отец был зависимым от алкоголя; 8 (21%) пациентов воспиты­вались в неполных семьях.

Учитывая тот факт, что семья может выступать источником психогений у подростков, неблагоприятная этиологическая роль отклонений характера у них выступает в тесной взаимосвязи с

 

взаимоотношениями в семье. При этом наблюдается не просто «добавление» неблагоприятного влияния двух факторов. В под­ростковом возрасте семья выступает как один из важных факторов декомпенсации характерологического нарушения. Взаимоотношения в семье были охарактеризованы пациентами: хорошие отношения между ребенком и семьей — в 14 (37%) слу­чаях, нейтральные — в 16 (42%), напряженные отношения — в 8 (21%). Следует отметить, что для полных семей характерны хо­рошие и нейтральные взаимоотношения, в то время как в неполных семьях, особенно с отцом и опекунами, отношения были более конфликтными и напряженными. Данные исследо­вания были использованы при построении системы коррекции с пациентами на этапе семейной психотерапии.

Неправильное воспитание при акцентуациях характера приводит к развитию патохарактерологических реакций и фор­мированию психопатического развития. Кроме того, оно может играть роль провоцирующего фактора для развития эндоген­ных психических заболеваний. За основу бралась классифи­кация А. Е. Личко (1985) [88].

Воспитание по типу гипоопеки имели 23 (61%) подростка, гармонический тип — 13 (33%) пациентов, и по 1 (3%) ребенку воспитывалось в условиях гиперопеки и жестоких взаимоотно­шений (табл. 5.4).

Таблица 5.4. Частота встречаемости различных типов воспи — тания у пациентов с компьютерной зависимостью

Тип воспитания

Количество

больных

Частота встречаемости, (%)

Гипоопека

23 61

Гармоничный

13 33

Гиперопека

1 3

Жестокий

1 3

Всего

38 100

 

Из данных анамнеза известно, что на учете у психиатра со­стояло 3 (8%) исследуемых, у невропатолога — 3 (8%), в детской комнате милиции (ДКМ) — 2 (5%) пациента, что было связано с асоциальным поведением.

Нами был изучен тип реагирования детей на просьбу или на­казание. Следует отметить, что лишь 15,8% пациентов позитивно реагировали на советы других, 84,2% больных игно­рировали их или давали реакцию протеста (рис. 5.4).

 
 

Суицидальное поведение у подростков встречается как при расстройствах личности, так и при личностных акцентуациях. Частота завершенных суицидов в подростковом возрасте не­большая: на один завершенный суицид приходится до 100 суицидальных попыток [254-257]. Суицидальное поведение по демонстративно-шантажному типу встречалось в 4 (10,5%) слу­чаях.

Большинство аддикций раскрывается на фоне девиаций по­ведения, которые, в свою очередь, рассматриваются рядом авторов как разнообразные аддиктивные расстройства [22, 178].

Около 10% детей начинают курить с 10 лет, но наибольшее количество курильщиков приходится на возраст 12-14 лет — 17 чел. (45%) из 30 (80%) пациентов. Курить они начинают ча­ще «за компанию», чтобы не отставать от своих друзей (рис. 5.5).

В 6 (16%) случаях курение совмещалось с употреблением ал­когольных напитков. Алкоголизация носила эпизодический характер. Психоактивные вещества употребляли 5 человек: 4 — курили марихуану, 1 — употреблял амфетамины.

Таким образом, проведенный анализ позволил установить связь социально-демографических факторов с формированием компьютерной аддикции.

Comments are closed.

Scroll To Top