Home » Наркология » Олег Ерышев - Лечение алкогольной зависимости » Проявления алкогольной зависимости
Проявления алкогольной зависимости

Проявления алкогольной зависимости

Психозы, возникающие при хронической алкогольной интоксикации, – одно из самых тяжелых проявлений зависимости от алкоголя. Особая их опасность заключается в том, что от них страдают не только сами пьющие, но и окружающие люди.

Психоз –  это расстройство психической деятельности, при котором из-за болезненного состояния у человека нарушается нормальная оценка окружающего, он теряет способность правильно реагировать на все происходящее вокруг, и его поведение в это время может представлять опасность для него самого и для других людей .

При сильно выраженной алкогольной зависимости, когда нервная система оказывается основательно отравленной алкоголем, часто развиваются психозы. В первую очередь это острые психозы, которые возникают быстро, продолжаются несколько дней или недель, а потом под влиянием соответствующего лечения проходят. Бывают длительные (хронические) психозы, которые развиваются на поздних стадиях болезни и требуют более долгого и упорного лечения. Однако в этих случаях и лечение часто не приводит к желаемым результатам, какие-то психические расстройства сохраняются, а больной превращается в инвалида. Наконец, существует третий вариант психических нарушений – с тяжелым поражением мозга , угнетением жизненно важных функций, глубоким нарушением сознания. В данном случае нередко, несмотря на проводимое лечение, оказывается неизбежным смертельный исход.

Наиболее часто встречающимся при алкогольной зависимости психическим расстройством является широко известная белая горячка. Помните, как в «Кавказской пленнице»: «Горячий и совсем белый!» Этот психоз, как и все другие острые психозы, развивается в период похмелья, обычно на 3-й день после прекращения приема алкоголя. У человека резко нарушается сон, появляются тревога, напряженное ожидание каких-то необычных событий. Случается это после длительного употребления больших количеств спиртного, когда больной почти ничего не ест. Иногда развитию белой горячки предшествует перенесенное во время запоя какое-нибудь заболевание: грипп, ангина, воспаление легких. Часто белая горячка возникает у людей, злоупотребляющих алкоголем, после операций, производимых под общим наркозом. Больные выглядят утомленными, нередко бывают истощены.

В повести А. И. Куприна «Поединок» так описано начало алкогольного психоза у одного из персонажей:

«Назанский был, по обыкновению, дома. Он только что проснулся от тяжелого хмельного сна и теперь лежал на кровати в одном нижнем белье, заложив руки под голову. В его глазах была равнодушная, усталая муть. Его лицо совсем не изменило своего сонного выражения, когда Ромашов, наклоняясь над ним, говорил…

Он протянул Ромашову горячую влажную руку, но глядел на него так, точно перед ним был не его любимый интересный товарищ, а привычное видение из давнишнего скучного сна…

Назанский немного приподнял голову с подушки и, весь сморщившись, с усилием посмотрел на Ромашова… Ромашов глядел на него с молчаливым состраданием. Все лицо Назанского странно изменилось за то время, как оба офицера не виделись. Глаза глубоко ввалились и почернели вокруг, виски пожелтели, а щеки с неровной грязной кожей опустились и оплыли книзу и некрасиво обросли жидкими курчавыми волосами… Назанский закрыл глаза, и лицо его мучительно исказилось. Видно было, что он неестественным напряжением воли возвращает к себе сознание. Когда же он открыл глаза, то в них уже светились внимательные теплые искры…». И затем идет такой эпизод: «Назанский так сильно дрожал, что у него стучали зубы. Ежась в комок и зарываясь головой в подушку, он говорил жалким, беспомощным, детским голосом:

– О, как я боюсь своей комнаты… Какие сны, какие сны!

– Хотите, я останусь ночевать? – предложил Ромашов.

– Нет, нет, не надо. Пошлите, пожалуйста, за бромом… и… немного водки. Я без денег…

Ромашов просидел у него до одиннадцати часов. Понемногу Назанского перестало трясти. Он вдруг открыл большие, блестящие лихорадочные глаза и сказал решительно, отрывисто:

– Теперь уходите. Прощайте…

– Почему – прощайте? Почему не до свидания? Назанский засмеялся жутким, бессмысленным, неожиданным смехом.

– А почему не досвишвеция? – крикнул он диким голосом сумасшедшего.

И Ромашов почувствовал на всем своем теле дрожащие волны ужаса».

Здесь читатель присутствует при том, как человек, выходящий из тяжелейшего запоя, сходит с ума. Достаточно ярко описаны его внешность и поведение. В начале белой горячки так и бывает. Сознание больного то проясняется, то помрачается. Человек растерян. Он к чему-то присматривается. Внимательно вглядывается в рисунки на обоях и висящие на стене картины. Если в это время попросить больного закрыть глаза, надавить пальцами на его глазные яблоки, а затем предложить ему открыть глаза и спросить: «Что нарисовано на гладкой белой стене?» – можно получить ответ: «Человек (дерево, лев или все, что угодно)», и это при том, что стена гладкая и на ней никаких рисунков нет. Такой же фокус можно проделать с отключенным телефоном. Если дать человеку молчащую трубку, то он будет вести воображаемый разговор, отвечать на вопросы, сам задавать их и т. д. Сон у больных прерывистый и поверхностный, полный кошмарных сновидений (снятся преследования, убийства, пожары и пр.). Люди, находящиеся в состоянии белой горячки, часто просыпаются в страхе и в поту, вскрикивают, начинают пристально присматриваться к окружающему. Рисунок обоев на стене приобретает какую-то причудливую фантастическую форму, он постоянно меняется, шевелится. Висящее в углу пальто больной принимает за человека, застывшего в угрожающей позе. В начале психоза состояние еще меняется, сознание периодически просветляется, но затем больной опять погружается в усиливающиеся болезненные переживания и начинает со страхом или с интересом наблюдать за происходящим. А происходят самые странные (страшные или любопытные) вещи. Явления, которые заполняют психический мир больного, психиатры называют галлюцинациями (это болезненное явление, характеризующееся тем, что человек видит несуществующие предметы, людей, животных и целые сцены и воспринимает их как абсолютную жизненную реальность; также он может слышать несуществующие голоса, переговариваться с мнимыми собеседниками, слушать их советы и приказания, ощущать воздействие несуществующих магнитных волн, лазера и так далее). Для белой горячки характерно наличие зрительных галлюцинаций, причем они могут иметь характер как простых образов, так и сложных сцен. Человек, воспринимая все это как реальность, живет, ведет себя в соответствии со своими болезненными переживаниями. Он высоко поднимает ноги, сидя на стуле, так как ему кажется, что под стулом протекает ручей, ищет под кроватью якобы спрятавшегося туда кота, стряхивает с одежды каких-то жуков, старается сбросить с себя опутавшие его нити, отпугивает мышей и крыс, забирающихся к нему на одеяло. У каждого своя тематика белой горячки. И не всегда это выглядит так забавно. Например, человек, видящий, как его руку обвивает змея, берет нож и, пытаясь уничтожить воображаемого гада, тяжело ранит себе руку, охотник с белой горячкой, стреляющий у себя во дворе несуществующих куропаток, чуть не убивает соседа. Раньше классическими белогорячечными образами были черти, скорее даже чертики (для подобных галлюцинаторных образов характерны малые размеры). В народе и сейчас говорят: «допился до чертиков», «гоняет чертей». Однако в наше цивилизованное время чертиков вытеснили маленькие космические пришельцы, черепашки ниндзя, всякого рода фантастические человечки, лилипуты, обрубки.

Белая горячка может протекать и с более сложными сценоподобными картинами. Здесь уместно будет вспомнить случай, происшедший с гробовщиком Адрияном Прохоровым – персонажем рассказа «Гробовщик» из «Повестей Белкина» А. С. Пушкина. Будучи сильно пьян, он пригласил к себе в гости своих клиентов, то есть умерших и с его помощью похороненных людей.

«Было поздно. Гробовщик подходил уже к своему дому, как вдруг показалось ему, что кто-то подошел к его воротам, отворил калитку и в нее скрылся. „Что бы это значило? – подумал Адриян. – Кому опять до меня нужда? Уже не вор ли ко мне забрался? Не ходят ли любовники к моим дурам? Чего доброго!“ И гробовщик думал уже кликнуть на помощь приятеля своего Юрку. В эту минуту кто-то еще приблизился к калитке и собирался войти, но, увидя бегущего хозяина, остановился и снял треугольную шляпу. Адрияну лицо его показалось знакомо, но второпях не успел он порядочно его разглядеть. „Вы пожаловали ко мне, – сказал, запыхавшись, Адриян, – войдите же, сделайте милость“. – „Не церемонься, батюшка, – отвечал тот глухо, – ступай себе вперед, указывай гостям дорогу!“ Адрияну и некогда было церемониться. Калитка была отперта, он пошел на лестницу, и тот за ним. Адрияну показалось, что по комнате его ходят люди. „Что за дьявольщина!“ – подумал он и спешил войти… тут ноги его подкосились. Комната была полна мертвецами. Луна сквозь окна освещала их желтые и синие лица, ввалившиеся рты, мутные полузакрытые глаза и высунувшиеся носы… Адриян с ужасом узнал в них людей, погребенных его стараниями, и в госте, с ним вместе вошедшем, бригадира, похороненного во время проливного дождя. Все они, дамы и мужчины, окружали гробовщика с поклонами и приветствиями, кроме одного бедняка, недавно даром похороненного, который, совестясь и стыдясь своего рубища, не приближался и стоял смирно в углу. Прочие же одеты были благопристойно: покойницы в чепцах и лентах, мертвецы чиновные в мундирах, но с бородами небритыми, купцы в праздничных кафтанах. „Видишь ли, Прохоров, – сказал бригадир от имени всей честной компании, – все мы поднялись на твое приглашение; остались дома только те, которым уже невмочь, которые совсем развалились, да у кого остались одни кости без кожи, но и тут один не утерпел – так хотелось ему побывать у тебя…“ В эту минуту маленький скелет продрался сквозь толпу и приблизился к Адрияну. Череп его ласково улыбался гробовщику. Клочки светло-зеленого и красного сукна и ветхой холстины кой-где висели на нем, как на шесте, а кости ног бились в больших ботфортах, как пестики в ступах. „Ты не узнал меня, Прохоров, – сказал скелет. – Помнишь ли отставного сержанта гвардии Петра Петровича Курилкина, того самого, которому в 1799 году ты продал первый свой гроб – и еще сосновый за дубовый?“ С сим словом мертвец простер ему костлявые объятия – но Адриян, собравшись с силами, закричал и оттолкнул его. Петр Петрович пошатнулся, упал и весь рассыпался. Между мертвецами поднялся ропот негодования; все вступились за честь своего товарища, пристали к Адрияну с бранью и угрозами, и бедный хозяин, оглушенный их криком и почти задавленный, потерял присутствие духа, сам упал на кости отставного сержанта гвардии и лишился чувств».

Это описание соответствует так называемой белой горячке средней степени. Для нее характерны потливость, сердцебиение, дрожание рук, покраснение или побледнение кожных покровов.

Больные обычно сохраняют воспоминания о том, что пережили во время психоза, и охотно рассказывают о них врачу. Некоторые ощущения бывают настолько ярки, что даже после окончания психоза больные продолжают считать, что все так и было. Например, один артист во время белой горячки, находясь дома, видел в окне различные сцены из спектаклей, выглядевшие очень красочно и правдоподобно, а потом в комнате появилась очень красивая, с необычной окраской птица. И вот уже, пройдя курс лечения, совсем поправившись, этот человек говорил: «Сцены из спектаклей – это все ерунда, это мне только казалось, а вот птица была действительно. Хочется скорее домой, чтобы посмотреть на эту птицу, она, наверное, еще там, только бы не сдохла».

Так протекают некоторые варианты белой горячки. Но главная ее опасность заключается в том, что такое состояние человека может стать угрожающим для его жизни. Средняя степень выраженности расстройств может перейти в тяжелую, с различными нарушениями деятельности органов.

При алкогольной зависимости развиваются и другие болезненные состояния, при которых глубоко поражается нервная система. Они могут начинаться с белой горячки, а потом переходить в состояние, напоминающее острый бред. При этом люди ослаблены, апатичны, все время лежат в постели, почти не отвечают на вопросы, смотрят в одну точку. В это время, чтобы не погибнуть, они нуждаются в серьезном лекарственном лечении. Иногда, если такие состояния развиваются молниеносно, даже лечение может не помочь. Характерным является глубокое поражение нервной системы, которое выражается в мышечных подергиваниях, судорогах, нарушении координации движений, иногда – нарушении глотательных движений и дыхания. В таких случаях необходима реанимационная поддержка жизненных функций. О тяжелых состояниях, возникших при белой горячке, больные, как правило, ничего не помнят.

В итоге люди переходят в длительное и, как правило, неизлечимое состояние, называемое корсаковским психозом. Этот вид психоза был впервые подробно описан выдающимся российским психиатром С. С. Корсаковым и, по согласию психиатров всего мира, носит его имя. Сущность его заключается в том, что у человека, много лет страдающего от алкогольной зависимости, на определенном этапе болезни возникают грубые нарушения памяти. Больной теряет способность удерживать в сознании и мелкие, и важные события своей жизни. Он не может назвать общеизвестных дат, года, в котором он живет, не помнит своего адреса, не удерживает в своей памяти двух-трех слов, предложенных ему для запоминания, не может вспомнить, как зовут врача или что давали сегодня на завтрак. Он не способен найти свою палату, кровать, туалет. Настроение у этих больных беспечное, они не знают о катастрофическом нарушении памяти, но, чувствуя какое-то неблагополучие в этом плане, стараются заполнить провалы памяти различными вымыслами. Они не затрудняются с ответами, давая совершенно неправильные, а часто просто нелепые сведения о своем времяпрепровождении. Говорят, например, что сегодня были на работе (где не были уже год или больше), рассказывают о каких-то дальних командировках, важных совещаниях и т. п. Некоторые люди рассказывают совершенно фантастические истории о своем участии в космических полетах или решении глобальных мировых проблем, о знакомствах с великими людьми. Еще одним признаком корсаковского психоза является воспаление нервов конечностей, в первую очередь, ног. У больных атрофируются мышцы ног, и поэтому они не могут нормально передвигаться.

Существуют и другие острые психозы, связанные с длительным отравлением организма алкоголем.

При остром алкогольном галлюцинозе возникают слуховые обманы. Как и все острые алкогольные психозы, острый галлюциноз начинается после периода сильного злоупотребления спиртным. Человек начинает слышать несуществующие разговоры, причем они кажутся ему обычными, реальными беседами, которые ведутся иногда прямо в комнате, а иногда доносятся из-за стены или с улицы. Характеристики голосов полностью сохранены: мужские – женские; знакомые – незнакомые; тихие – громкие и т. д. Характерная особенность алкогольного галлюциноза – наличие диалога голосов. Речь обычно идет о пьянстве больного. Одни голоса ругают его, другие защищают, оправдывают. Бывают устрашающие голоса, иногда они приказывают что-нибудь сделать. И вот это крайне неприятно и опасно, так как голоса могут потребовать поджечь дом, убить кого-нибудь, покончить жизнь самоубийством. Больные нечасто следуют этим приказам, но при их назойливом повторении и при наличии чувства страха или тоски могут на это решиться.

Также встречается острый алкогольный бред преследования. Он обычно возникает у людей, которые в состоянии похмелья становятся пугливыми и недоверчивыми. Нередко этот психоз развивается на фоне дополнительных неблагоприятных условий. Помимо алкогольной интоксикации и недоедания это могут быть недосыпание, поездка по железной дороге, ночевки на вокзале, страх быть обворованным и др. Человек начинает считать, что все к нему враждебно относятся, замышляют что-то плохое, готовятся расправиться с ним. Больному кажется, что милиционеры готовятся к его аресту или покушению на него (сговариваются), он видит в руках преследователей ножи, веревки и пистолеты. Поскольку речь идет об угрозе жизни и связанном с ней сильном страхе, поведение больных может быть абсолютно непредсказуемым. Они могут выйти в окно, спрыгнуть на полном ходу с поезда, наброситься на воображаемого преследователя и начать душить его. От таких больных существует только одно спасение – изоляция их в психиатрическом отделении. Иногда описанные тяжелые психозы приобретают более длительное течение и лечатся с трудом.

Теперь скажем несколько слов о длительных (хронических) алкогольных психозах. Встречаются две классические формы сумасшествия: хронический алкогольный галлюциноз и хронический бред ревности пьяниц. Оба эти психоза развиваются на поздних этапах болезни, обычно во второй половине жизни (в 45 лет и позже). Хронический алкогольный галлюциноз, начавшись как острый психоз, затягивается на месяцы и годы, с трудом поддаваясь лекарственному лечению. Больные постоянно или периодически слышат обращающиеся к ним голоса, которые могут оскорблять, высмеивать, жалеть, давать советы, комментировать поведение больного. Вначале больные живо реагируют на голоса, оправдываются, отругиваются, задают вопросы. Со временем их эмоциональный накал ослабевает, они привыкают к галлюцинациям, почти перестают обращать на них внимание. Если это люди физического труда, то они могут постепенно вернуться к своей работе (строгать, пилить, пахать и т. д.). Более сложную работу выполнять, конечно, трудно. В любом случае таких больных переводят на инвалидность.

Если люди, страдающие от хронического алкогольного галлюциноза, привыкнув к голосам, почти перестают обращать на себя внимание окружающих странностями поведения, то ревнивцам это редко удается. Алкогольный бред ревности – также длительное (хроническое) состояние, трудно поддающееся лечению. Больные уверены, что их супруги, несмотря на свой уже немолодой возраст и, как правило, скромные внешние данные, пользуются чрезвычайно большим успехом у всех без исключения лиц мужского пола. Возникновению таких мыслей обычно способствует раннее ослабление сексуальной потенции у больных алкоголизмом. И вот в семьях таких людей начинается выяснение отношений: почему жена на 15 минут позже пришла с работы, почему она в гостях села рядом с общим приятелем, почему улыбалась хозяину?

При этом претензии и обвинения носят более чем нелепый характер: у парадной ждал какой-то мужик; кто-то подмигнул жене в трамвае; в купе поезда, когда супруги ехали в санаторий, жена, сговорившись с молодым попутчиком (моложе ее в два, а то и в три раза), подсыпала мужу что-то в чай, усыпила его, а потом вступила с попутчиком в интимную связь. Этим вариантам нет конца. Особенно обостряется подозрительность и усиливаются претензии к жене, когда человек находится в состоянии опьянения. В это время он может избить жену, покуситься на ее жизнь и даже убить (такие случаи известны судебным психиатрам). Главное, чего добивается человек с бредом ревности, – это признание жены в неверности. Больные постоянно подвергают своих жен унизительным допросам и осмотрам: разглядывают белье, ищут пятна, кровоподтеки на теле. В далеко зашедшем случае больной, укладывая жену спать, может опутать ее нитками для того, чтобы потом узнать, вставала она или нет. Подчас единственным способом защитить жену является развод супругов, так как дело доходит до покушения на ее жизнь.

Таков диапазон проявлений психических расстройств при алкогольной зависимости – от наивной ловли воображаемых жуков до жестоких убийств напрасно подозреваемых в измене жен, а то и случайно попавшихся под руку посторонних людей.

Comments are closed.

Scroll To Top