Сотрудники психиатрических служб

Сотрудники психиатрических служб

Специфика труда медицинского персонала психиатрических служб имеет ряд особенностей. Прежде всего, работа с психи­чески больными сопряжена с большой эмоциональной и психи­ческой нагрузкой. Кроме того, курация пациентов с агрессив­ными тенденциями, с психомоторным возбуждением, с импуль­сивными действиями, с бредовыми и галлюцинаторными феноменами сопряжена с высокой вероятностью травматизма при выполнении профессиональных обязанностей. Помимо это­го, некоторые лекарственные препараты, широко применяемые в психиатрической практике, потенцируют развитие дермати­тов и лекарственных гепатитов. Например, у персонала психи­атрических стационаров нередко диагностируются контактные дерматиты от аминазина и аминазиноподобных веществ.

Специалисты по гигиене труда, проанализировав показате­ли, характеризующие условия и характер труда, психофизиоло­гическое состояние врачей в процессе их работы и данные изучения их заболеваемости, пришли к выводу, что психиатры стационаров относятся к группе медицинских профессий с са­мым высоким индексом категории тяжести работы, а психиат­ры диспансеров — к группе со средним индексом категории тяжести работы (В.К Овчаров, 1985).

Психиатры и наркологи

Вопрос о «профессиональном риске» был поднят еще Ю.Кан- набихом (1994), который высказывал предположение о воз­можности «индуцированного помешательства» у сотрудников психиатрических больниц. Впоследствии эта гипотеза не под­твердилась. В XX веке исследователи неоднократно возвра­щались к вопросу о профессиональной вредности при работе с психически больными Собственно говоря, сам термин «синд­ром выгорания» был предложен американским психиатром

  1. J.Freundenberger для описания психического состояния, про­являющегося в виде истощения, разочарования и отказа от работы у лиц, работающих в сфере охраны психического здо­ровья.

J.A.Diez et al. и C.R.Herrera et al. (1996) описали синдром выгорания у сотрудников психиатрических учреждений. Кли­нически он проявлялся эмоциональным истощением, уменьше­нием или утратой эмпатии и собственной самодостаточности, а также снижением самооценки. Авторы отмечают, что досто­верно чаще этот синдром встречается у сотрудников отделе­ний для хронически душевнобольных, а также у молодых вра- чей-психиатров, как правило, соматически ослабленных.

 

Исследования, проведенные в разных регионах мира, позво­ляют утверждать, что выгоранию подвержены психиатры всего мира, а степень его выраженности во многом определяется куль­туральными характеристиками.

В.Д. Вид и Е.И.Лозинская (1998) исследовали синдром вы­горания у психиатров, психологов и медицинских сестер Санкт- Петербурга и сравнивали их с аналогичными данными, получен­ными в психиатрических учреждениях Швеции и США. Было выявлено, что средние показатели по шкалам «Эмоциональное истощение» и «Деперсонализация» самые высокие у американ­ских специалистов служб психического здоровья. У российс­ких коллег был самым низким показатель по шкале «Личност­ное достижение». Показатели по шкалам «Эмоциональное истощение» и «Скука» оказались одинаковыми в шведской и русской группе. Среди всех исследуемых профессиональных групп психологи имели самый низкий показатель по шкале «Эмо­циональное истощение» и самый высокий по шкалам «Скука» и «Деперсонализация». Самый низкий показатель по шкале «Де­персонализация» имели медсестры. Что касается психиатров, то наиболее удовлетворительный показатель они имели по шкале «Личное достижение». Проявления синдрома выгорания корре­лировало с высоким показателем по шкале «Негативное отно­шение к пациентам» и низкой оценкой семьи как важного ре­сурса лечебного процесса.

Изучая распространенность выгорания у 100 психиатров- психотерапевтов Украины, М.А. Гавриленко (2002) у 100% респондентов выявила синдром выгорания (основываясь на ана­лизе предъявляемых ими жалоб и оценке их социально-психо­логического состояния). Степень выраженности синдрома вы­горания (по В.В.Бойко) распределилась следующим образом: фаза «напряжения» была диагностирована у 34%, фаза «резис- тенции» — у 51 %, фаза «истощения» — у 15%. Причем врачи, находящиеся в фазе «резистенции», в качестве антистрессора и корректора настроения часто применяли алкоголь и психоак­тивные вещества.

Частота проявления синдрома выгорания коррелирует и с терапевтической идеологией врача. В последние годы большое внимание уделяется психосоциальной реабилитации в психи­атрии, основанной на полипрофессиональных бригадных фор­мах работы, при которых стиль ведения лечебного процесса во многом определяет терапевтическую среду в медицинском учреждении и положительные результаты лечения (И.Я.Гуро- вич, Я.А.Сторожакова, 2001). С одной стороны, профессиональ­ные деформации и синдром выгорания у медицинского персона­ла — один из важных источников формирования деструктив­ной терапевтической среды, с другой, — доминирующая терапевтическая идеология и среда в медицинском учрежде­нии могут способствовать развитию синдрома выгорания у со­трудников. При исследовании зависимости частоты развития синдрома выгорания от терапевтической идеологии у психоте­рапевтически ориентированных и биологически ориентирован­ных врачей-психиатров было выявлено, что особенности лечеб­ной идеологии существенно влияют на качество жизни как врачей, так и пациентов. У врачей, использующих не только био­логические, но психотерапевтические и психосоциальные мето­ды лечения, синдром выгорания встречался реже, чем у специа­листов, применяющих только биологические методы терапии. Кроме того, продолжительность ремиссий у пациентов также зависела от лечебной идеологии и была короче при использова­нии только биологической терапии (С.И.Быков, А.Р.Назмутди- нов, Е.А.Романов, 1998; В.Д.Вид, Е.И.Лозинская,1998; J1.H.Юрь­ева, 1998; Н.А.Марута, 2004; J.A Diez, P.T.Vicen, L.S Saiz, 1996;

  1. R.Herrera, A.D.Frankos, J.J.Martin et al., 1996).

Изучая персонал психиатрических служб Лондона, D.Prosser et al. (1996) выявили, что уровень выгорания среди медицинско­го персонала внебольничных психиатрических служб более вы­сок, чем среди персонала психиатрических больниц. Однако у членов бригад внебольничных служб психического здоровья ро­левые деформации и признаки выгорания регистрировались реже. Такой феномен они объяснили тем, что работа в этих бригадах сопряжена с открытым способом принятия решений, взаимной поддержкой, более свободными и приятными условиями работы

Выгорание может потенцировать суицидальное поведение. Эта взаимосвязь отражена и в ВОЗовском определении «синд­рома выгорания». Врачи-психиатры входят в группу самого высокого суицидального риска среди всех категорий медицинс­ких работников. Среди них велик процент депрессий, зависимо­сти от алкоголя и других психоактивных веществ, значительно выше частота психосоматических расстройств и короче про­должительность жизни (В.В.Соложенкин, 1997; Г И.Каплан, Б.Дж.Сэдок, 1994; Л.Н.Юрьева, В.Е.Каракчеева, 1998).

Склонность к суицидальному риску в субкультуре врачей- психиатров отмечается практически всеми исследователями. Еще в конце XIX столетия киевский психиатр И.А.Сикорский, проанализировав статистические данные, отметил, что частота суицидов среди врачей в 21 раз выше, чем в популяции насе­ления, причем первое место занимали психиатры. Особенно драматично выглядела корреляция с возрастом. Среди молодых докторов самоубийством кончал жизнь каждый 10-й.

Исследования, проведенные спустя столетие в иной социо- культуральной и исторической реальности, вновь продемонст­рировали, что психиатры по-прежнему относятся к группе суи­цидального риска. Так, в Университете штата Орегон (США) в течение 11 лет исследовали профессиональную принадлежность лиц с завершенными суицидами. Было выявлено, что суициды среди врачей-психиатров встречаются в 5 раз чаще, чем в об­щей популяции и составляют 70 на 100 тысяч населения (в популяции — 12,3 на 100 тыс. населения).

Американской медицинской и психиатрической ассоциация­ми установлено, что треть из психиатров совершили суицид в первые годы профессиональной деятельности, а риск суицида у женщин-психиатров в 4 раза выше, чем в общей популяции женщин. В группу риска были отнесены врачи-психиатры, упот­ребляющие алкоголь и наркотики либо находящиеся в состоя­нии острого или хронического стресса. Г.И.Каплан и Б.Дж.Сэ- док (1994), проанализировав количество суицидальных попыток в различных профессиональных группах, тоже пришли к анало­гичным выводам

В исследованиях, проведенных в Англии и Уэльсе K.Hawton et al. (2002), анализировались случаи самоубийства среди меди­цинских сестер. Предпосылкой для такого исследования явля­лось утверждение, что медицинские сестры (женщины) имеют повышенный риск совершения самоубийства, но причины этого неизвестны. При изучении случаев самоубийства среди 106 медицинских сестер было выявлено, что три четверти из них в прошлом обращались в психиатрические службы и почти по­ловина лечились в психиатрическом стационаре. При сравне­нии с живущими медсестрами методом «случай-контроль» до­стоверные различия были выявлены по факторам: текущее психическое расстройство, расстройства личности, наличие в анамнезе суицидальных попыток, злоупотребление психоактив­ными веществами, курение, неблагоприятные социальные пози­ции, которые преобладали у медсестер, совершивших суицид.

Несмотря на то что проблемой выгорания ученые занимают­ся почти 30 лет, в отечественной литературе имеются единич­ные работы, посвященные профессиональным личностным де- 6* формациям у лиц, работающих в сфере охраны психического здоровья, их профилактике и коррекции. М.М.Скугаревская (2002) изучала личностные особенности работников сферы психического здоровья. В выборку вошло 270 респондентов: психиатры, психиатры-наркологи, психотерапевты и медицинс­кие психологи из учреждений амбулаторного и стационарного звеньев медицинской помощи разных областей Республики Беларусь. Автор приходит к выводу, что профессиональная дея­тельность работников сферы психического здоровья несет по­тенциальную угрозу развития синдрома эмоционального выго­рания, так как более 70% респондентов имели признаки синдрома выгорания различной степени выраженности.

В Украине автором этой монографии впервые изучены со­циально-психологические особенности и профессиональные личностные деформации у врачей-психиатров с целью разра­ботки профилактических и коррекционных программ для них (J1.H.Юрьева, 1998, 1999). В 1996-2002 годах проведено ано­нимное тестирование по разработанной автором анкете 223 врачей-психиатров из трех областей Украины. Было выявлено, что 7,6% респондентов расценивает свое состояние, как «депрес­сивное», 4,5% — отмечают «утрату смысла жизни», 16,6% — отмечают у себя пессимизм, а 8,5% — синдром «сгорания». У 26% опрошенных появляются суицидальные мысли, а 8,5% — «не готовы отвечать» на вопрос. Среди лиц, отметивших у себя суицидальные мысли, 8% подчеркнули, что они посещают их «часто и очень часто». Следует отметить, что при психологи­ческом тестировании врачей-психиатров процент специалис­тов с «синдромом выгорания» оказался в несколько раз выше и коррелировал со стажем работы, полом, возрастом и терапев­тической идеологией (JI.H.Юрьева, 1998-2003). Подробно ана­лиз результатов исследования изложен в главе 5.

Comments are closed.

Scroll To Top