Home » Туберкулёз » Туберкулинодиагностика по пробе манту и с использованием методики «прик-тест» и особенности вегетативного баланса у детей при их проведении
Туберкулинодиагностика по пробе манту и с использованием методики «прик-тест» и особенности вегетативного баланса у детей при их проведении

Туберкулинодиагностика по пробе манту и с использованием методики «прик-тест» и особенности вегетативного баланса у детей при их проведении

Изучали динамику вегетативного баланса на основе методики ВСР у детей при туберкулинодиагностике по методу Манту и с использованием методики «прик-тест». Регистрировали параметры ВСР до и во время пробы Манту и проведения методики «прик-тест» у 30 мальчиков (п = 14) и девочек (п = 16) в возрасте 7,57 ± 0,54 года. В результате сравнительного анализа приме­няемых методик выявили преимущества методики «прик-тест»: прирост пульса меньше на 53%, симпатическая активация регу­ляции деятельности сердца по параметру NN50 меньше на 35%, активность симпатического и парасимпатического тонуса мень­ше на 32%, чем во время пробы Манту (р < 0,05). Индекс напряжённости регуляторных систем во время прик-теста на 25% (р < 0,01) меньше, чем во время туберкулиновой пробы Манту.

При выполнении пробы «прик-тест» выявлена общая тенденция сохранения вагусного влияния на сердечную деятельность детей относительно пробы Манту. Методика введения туберкулина с помощью прик-теста сопряжена с меньшим развитием пси­хоэмоционального стресса у детей в сравнении с классической пробой Манту.

Е. А. БОРОДУЛИНА, В. Ф. ПЯТИН, В. В. КОРОЛЁВ, О. С. КОЗЛОВА, Е А. АМОСОВА

Постановку туберкулиновой пробы можно отнести к ситуации, при которой дети испыты­вают психоэмоциональное напряжение, прежде всего из-за боли, возникающей при раздражении болевых рецепторов кожи. Психофизиологи­ческая реакция человека на болевое раздражение сопровождается сенсорным и аффективно-моти­вационным ответами, проявляющимися физиоло­гическими реакциями сердечно-сосудистой, дыха­тельной и других систем [10, 12].

Сердечный ритм подвержен постоянной флюктуации под влиянием нейрогуморальных регуляторных механизмов, направленных на под­держание гомеостазиса [8]. В результате этих ком­плексных взаимодействий вариабельность сер­дечного ритма (ВСР) отражает активность меха­низмов вегетативного контроля работы сердца и является информативным методом анализа функ­ционального состояния человека [7]. ВСР исполь­зуется как неинвазивный метод при исследовании функции и дисфункции регуляции сердечной дея­тельности [4-6]. Данная методика находит приме­нение в исследовании сердечно-сосудистых и вегетативных реакций при физической нагрузке [2], в клинической практике [3, 5,11]. Существует

связь ВСР с возрастом человека [4-6].

В доступной литературе мы не встретили пуб­ликаций об использовании метода ВСР при исследовании вегетативных механизмов регуля­ции сердечной деятельности и изучении динами­ки пара- и симпатического тонуса у детей при болевых экстероцептивных раздражениях, сопря­жённых с эмоциональным стрессом.

В последние годы разработана методика постановки туберкулиновой пробы методом «прик-тест», которая также направлена на сниже­ние болевой реакции ребёнка [1].

Цель: изучить динамику вегетативного балан­са на основе методики ВСР у детей при туберку­линодиагностике по методу Манту и использова­нии методики «прик-тест».

Материалы и методы

В исследовании приняли участие 30 мальчиков (гг = 14) и девочек (гг = 16) в возрасте 7,57 ± 0,54 го­да, отобранные случайным образом. Родители всех детей подписали информированное согласие. Пробу Манту с 2 ТЕ ППД-Л проводили на левой руке в соответствии с приказом Минздрава

Российской Федерации от 21 марта 2003 г. № 109 «О совершенствовании противотуберкулёзных мероприятий в РФ».

При постановке пробы «прик-тест» на кожу внутренней поверхности предплечья правой руки, обработанной 70%-ным раствором спирта, нано­сили каплю 100%-ного раствора сухого очищенно­го туберкулина и через неё проводили укол кожи индивидуальным прик-ланцетом [1].

У обследуемых регистрировали параметры ВСР в течение 5 мин в положении сидя с помощью пульсоксиметра «Элокс-01» (Россия). Датчик прибора помещали на дистальную фалангу указа­тельного пальца левой руки. ВСР оценивали с помощью статистического и геометрического метода, программного обеспечения Elograf 3.0 (Россия) и программы Kubios HRV ver 1.1. (Финляндия). Были проанализированы следую­щие параметры: NN (с) — длительность кардиоин­тервала (КИ); STDNN (мс) — стандартное откло­нение КИ; ЧСС (уд/мин) — частота сердечных сокращений; STDHR (уд/мин) — стандартное отклонение ЧСС; NN50 (ед.) — количество пар КИ, различающихся более чем на 50 мс; RMSSD (мс) — квадратный корень из среднего значения квадра­тов разностей длительностей последовательных кардиоинтервалов; СИМ (у. е.) — индекс активно­сти симпатической системы в регуляции сердечно­го ритма; ПАР (у. е.) — индекс активности пара­симпатической системы в регуляции сердечного ритма; ИНБ (у. е.) — индекс напряжения регуля­торных систем (по Р. М. Баевскому); Sp02 (%) — степень сатурации оксигемоглобином артериаль­ной крови. С помощью геометрического метода оценивали следующие параметры ВСР: RRti (отн. ед.) — триангулярный индекс, который вычисляет­ся как отношение общего количества КИ к высоте гистограммы всех КИ, построенной по дискретной шкале с шагом 8 мс. TINN (мс) — индекс триангу- лярной интерполяции гистограммы КИ.

Регистрацию ВСР проводили во время выполне­ния туберкулиновой пробы двумя методами: внут- рикожная инъекция туберкулина шприцем (проба Манту с 2 ТЕ ППД-Л) и субэпидермальное введение туберкулина прик-ланцетом («прик-тест»).

Протокол исследования включал фоновую регистрацию исследуемых параметров ВСР перед каждым видом проб с туберкулином и регистра­цию параметров ВСР во время постановки испы­туемым каждой из проб.

Данные обработаны статистически с помощью программного пакета SPSS v 13.0 с использовани­ем параметрических и непараметрических мето­дов с предварительной проверкой данных на нор­мальность с помощью теста Колмогорова- Смирнова. Все результаты представлены в виде средних величин (М) и их стандартной ошибки (т), а также в виде относительных данных (откло­нения в процентах от исходных значений). Изменения параметров считались достоверными начиная с р < 0,05.

Результаты и обсуждение

Изучены исходные различия параметров ВСР между двумя группами обследуемых. Исходное значение длительности КИ у девочек было на 14% (0,101 ± 0,30 с, р < 0,05) меньше, чем у мальчиков. ЧСС у мальчиков в состоянии покоя была на 13% (11,5 ± 4,25 уд/мин, р < 0,05) меньше, чем у дево­чек (рис. 1). Также имело место различие значе­ний параметра NN50 между двумя группами обсле­дуемых в состоянии покоя. В частности, величина NN50 у мальчиков на 52% (29,32 ± 12,06 ед., р < 0,001) больше, чем у девочек (рис. 2). Это сви­детельствует о преобладании симпатических влияний на регуляцию сердечной деятельности у девочек в состоянии покоя и парасимпатических влияний на таковую у мальчиков. Изучена динамика параметров ВСР при выполнении стандартной пробы Манту. По дан­ным ВСР во время выполнения пробы Манту с 2 ТЕ шприцем у всех обследуемых происходит уменьшение средней длительности КИ на 18% (0,117 ± 0,016 с,р< 0,001) относительно исходного уровня. В частности, у мальчиков значение этого параметра снижалось на 18% (0,123 ± 0,039 с, р < 0,001), а у девочек — на 19% (0,112 ± 0,016 с, р < 0,001) (см. табл.).

Выполнение туберкулиновой пробы в обеих группах обследуемых в этих же условиях вызывает прирост ЧСС на 22% (21,7 ± 3,41 уд/мин, р < 0,001) относительно исходного уровня. В частности, у мальчиков параметр увеличивается на 22% (19,9 ± 6,13 уд/мин, р < 0,001), а у девочек — на 23% (23,2 ± 2,86 уд/мин, р < 0,001) относительно фона (рис. 1).

Параметр NN50, показывающий количество пар КИ, отличающихся от соседних более чем на 50 мс, и отражающий общую ВСР, уменьшается у всех обследуемых во время проведения стандарт­ной туберкулиновой пробы на 72% (29,5 ± 7,76 ед., р < 0,001) относительно фона. У мальчиков и девочек уменьшение NN50 происходит на 63% (35,78 ± 14,22 ед., р < 0,001) и 88% (24,0 ± 5,49 ед., р < 0,001) относительно фона соответственно (рис. 2).

Изменение значения стандартного отклоне­ния длительности кардиоинтервалов (SDNN), параметра RMSSD, степени сатурации оксигемог- лобином артериальной крови (Sp02) во время стандартной пробы Манту не достоверно отлича­ется от фонового уровня (см. табл.).

Триангулярный индекс как геометрический метод оценки ВСР, прямопропорциональный пара­симпатической активности уменьшается в двух группах обследуемых на 27% (0,021 ± 0,004 отн. ед., р < 0,01) относительно первоначального уровня. У мальчиков и девочек значение параметра RRti уменьшается относительно фона на 31% (0,027 ± 0,007 отн. ед.,р < 0,01) и 21% (0,015 ± 0,005, отн. ед., р < 0,01) и отражает характерную тенденцию повы­
шения симпатической активности в условиях более сильного ноцицептивного стимула.

Значение индекса СИМ в двух группах обследуе­мых недостоверно увеличивается во время внутри- кожной туберкулиновой пробы Манту с 2 ТЕ на 30% (1,33 ± 0,64 у. е., р > 0,05). Индекс ПАР увеличивает­ся во время внутрикожной туберкулиновой пробы Манту с 2 ТЕ ППД-Л на 29% (3,53 ± 1,12 у. е., р < 0,01). При внутрикожной туберкулиновой пробе Манту с 2 ТЕ ППД-Л наблюдается незначительное повышение индекса напряжения регуляторных систем по Р. М. Баевскому (ИНБ) на 12% (6,97 ± 8,90 у. е.,р > 0,05) (см. табл.).

Изучена динамика параметров ВСР при выполнении пробы «прик-тест». Во время её про­ведения у всех детей выявлено уменьшение дли­тельности КИ на 9% (0,058 ± 0,022 с, р < 0,001) относительно исходного уровня. Причём у маль­чиков продолжительность КИ уменьшается на 9% (0,060 ± 0,040 с, р < 0,001), а у девочек на 10% (0,057 ± 0,015 с, р < 0,001) относительно состоя­ния покоя (см. табл.). Однако между двумя груп­пами обследуемых статистически значимые раз­личия параметра отсутствуют при обоих видах ноцицептивного воздействия.

Выполнение пробы «прик-тест» вызывает прирост ЧСС в двух группах пациентов на 11% (10,3 ± 3,06 уд/мин, р < 0,001) относительно состояния покоя. При этом у мальчиков увеличе­ние ЧСС составляет 11% (9,8 ± 5,47 уд/мин, р < 0,001) и у девочек — 11% (10,7 ± 2,71 уд/мин, р < 0,001) относительно фона (рис. 1).

Во время выполнения пробы «прик-тест» значение параметра NN50 уменьшается в двух группах обследуемых на 66% (19,3 ± 4,46 ед., р < 0,001) относительно фонового уровня. Уменьшение параметра среди мальчиков и дево­чек составляет 63% (21,28 ± 6,84 ед., р < 0,001) и 69% (17,56 ± 5,93 ед., р < 0,001) относительно исходного уровня соответственно (рис. 2).

Изменение значения стандартного отклоне­ния длительности кардиоинтервалов (SDNN), параметра RMSSD во время выполнения пробы «прик-тест» не достоверно отличается от фоново­го уровня (см. табл.).

Во время проведения пробы «прик-тест» величина параметра RRti уменьшается в двух группах детей на 16% (0,011 ± 0,005 отн. ед., р < 0,001) относительно фонового уровня. Уменьшение параметра среди мальчиков и дево­чек составляет 11% (0,008 ± 0,003 ед.,р < 0,001) и 18% (0,012 ± 0,004 отн. ед., р < 0,001) относитель­но исходного уровня соответственно.

Значение индекса СИМ недостоверно снижа­ется в двух группах обследуемых на 17% (0,67 ± 0,66 у. е., р > 0,05) во время пробы «прик-тест». Также наблюдается недостоверное снижение индекса напряжения регуляторных систем по R М. Баевскому (ИНБ) во время выполнения пробы «прик-тест» на 11% (6,07 ± 6,04 у. е., р > 0,05) (см. табл.).

Сравнительный анализ динамики параметров ВСР при туберкулинодиагностике у детей, выпол­ненный двумя методами (пробы Манту и «прик- тест»), показал изменение баланса вегетативного тонуса. В частности, при выполнении пробы «прик- тест» у обследуемых сохраняется более выражен­ное парасимпатическое влияние на сердце, практи­чески как в состоянии покоя, в сравнении с тубер­кулиновой пробой Манту, выполненной шприцем. Это подтверждается тем, что уменьшение длитель­ности КИ при пробе «прик-тест» у всех детей вдвое меньше, чем во время выполнения туберкулиновой пробы шприцем, — на 9% (0,059 ± 0,019 с,р< 0,001) (см. табл.). Установлено, что прирост ЧСС во время пробы «прик-тест» у всех обследуемых на 53% (11,4 ± 3,24 уд/мин, р < 0,001) меньше, чем при классической туберкулиновой пробе (рис. 1). Менее выраженный хронотропный эффект на серд­це при выполнении пробы «прик-тест», скорее всего, свидетельствует о меньшей степени актива­ции симпатической системы при данном воздей­ствии в сравнении с инъекцией туберкулина шпри­цем.

Параметр NN50 во время пробы «прик-тест» в двух группах обследуемых уменьшается на 35% (10,2 ±6,11 ед., р < 0,05) по сравнению с пробой Манту с 2 ТЕ ППД-Л (рис. 2). Триангулярный индекс во время пробы «прик-тест» в двух груп­пах обследуемых снижается на 11% (0,010 ± 0,005 отн. ед., р < 0,05) по сравнению со стандартной пробой Манту, что означает меньшую симпатиче­скую активацию во время пробы «прик-тест». Значение индекса СИМ во время пробы «прик- тест» на 32% (1,57 ± 0,62 у. е.,р < 0,01) меньше, чем во время туберкулиновой пробы Манту, выпол­ненной шприцем. А значение индекса ПАР во время пробы «прик-тест» на 15% (2,43 ± 1,08 у. е., р < 0,05) меньше, чем во время туберкулиновой пробы шприцом. Это означает сохранение соотно­шения парасимпатического и симпатического компонентов вегетативного баланса во время пробы «прик-тест» на уровне, аналогичном состоянию покоя. Индекс напряжённости регуля­торных систем (ИНБ) во время пробы «прик- тест» на 25% (16,0 ± 7,70 у. е.,р < 0,01) меньше, чем во время туберкулиновой пробы, выполненной шприцем (см. табл.). Все это характеризует «прик- тест» как метод туберкулинодиагностики с менее выраженным стрессорным эффектом на вегета­тивный компонент психоэмоционального состоя­ния обследуемых детей.

Результаты проведённого исследования выявили изменение параметров ВСР у детей при проведении туберкулинодиагностики с помощью пробы Манту и методики «прик-тест», что соот­ветствует общей физиологической закономерно­сти реагирования регуляторных механизмов дея­тельности сердечно-сосудистой системы на ноци- цептивное и психоэмоциональное воздействие [8, 10, 12]. Нейрофизиологическая основа реакций ВСР при проведении указанных проб может быть опосредована синаптическим взаимодействием ноцицептивной системы и вегетативных стволо­вых интегративных структур [9] и активацией механизмов, контролирующих психоэмоциональ­ное состояние детей [12].

Соотношение баланса парасимпатического и симпатического звеньев в вегетативной регуля­ции ВСР представляет собой результат этих ком­плексных регуляторных взаимодействий [7]. Основной закономерностью взаимодействия центральных механизмов ноцицептивного и пси­хоэмоционального контроля у детей по данным ВСР при пробе «прик-тест» является сохранение преимущественно вагусного влияния на регуля­цию сердечной деятельности, практически как в исходном состоянии. Не выявлено достоверного различия в динамике ВСР по большинству пока­зателей между группами девочек и мальчиков. Наконец, что самое важное, активация централь­ных механизмов взаимодействия между ноцицеп- тивным и психоэмоциональным контролем на сердечную деятельность была в меньшей степени выражена при проведении пробы «прик-тест» по сравнению с пробой Манту, что подтверждается меньшей динамикой ряда параметров ВСР (дли­тельность КИ, NN50 RRti, индексов СИМ, ПАР, ИНБ) во время пробы «прик-тест».

Следовательно, анализ данных динамики веге­тативного баланса на основе методики ВСР у детей при туберкулинодиагностике, выполненной пробами Манту и «прик-тест», позволил доказать, что проба «прик-тест» не сопряжена с развитием психоэмоционального стресса у детей.

Выводы

  1.  Неинвазивная методика изучения ВСР в применении к исследованию психофизиологиче­ских реакций детей позволила объективно оцени­вать динамику вегетативного баланса и отразить активность механизмов вегетативного контроля работы сердца при туберкулинодиагностике про­бами Манту и «прик-тест», явившись информа­тивным методом анализа функционального состояния человека.
  2.  При выполнении пробы «прик-тест» выявлена общая тенденция сохранения вагусного влияния на сердечную деятельность детей относи­тельно пробы Манту.
  3.  Методика введения туберкулина при пробе «прик-тест» сопряжена с меньшим развитием пси­хоэмоционального стресса у детей в сравнении с классической пробой Манту.

ЛИТЕРАТУРА

  1.  Бородулин Б. Е., Бородулина Е. А., Амосова Е. А. Туберкулиновые пробы и их сравнительная характеристика // Туб. — 2010. — № 8. — С. 13-18.
  2.  CasonattoJ., Tinucci Г., DouradoA. С. et al. Cardiovascular and autonomic responses after exercise sessions with different intensities and durations// CLINICS. — 2011. — Vol. 66, № 3. — P. 453-458.
  3.  Dogru М. Т., Simsek V., Sahin O. et al. Differences in autonomic activity in individuals with optimal, normal, and high-normal blood pressure levels // Arch Turk Soc Cardiol. — 2010. — Vol. 38, № 3. — P. 182-188.
  4.  Francis J., Watanabe M. A., Schmidt G. Heart rate turbulence: A new predictor for risk of sudden cardiac death // Ann. Noninvasive Electrocardiol. — 2005. — Vol. 10. — P. 102-109.
  5.  Gunduz H., Talay F., Arinc H. et al. Heart rate variability and heart rate turbulence in patients with chronic obstructive pulmonary disease // Cardiology Journal. — 2009. — Vol. 16, № 6. — P. 553-559.
  6.  McLachlan C. S., Ocsan R., Spence I. et al. Increased total heart rate variability and enhanced cardiac vagal autonomic activity in healthy humans with sinus bradycardia // Proc (Bayl Univ Med Cent). — 2010. — Vol. 23, № 4. — P. 368-370.
  7.  Parati G., Mancia G. Cardiovascular variability is/is not an index of autonomic control of circulation //J. Appl Physiol. — 2006. — Vol. 101.-P. 676-682.
  8.  Perkiomaki J. S., Makikallio Т. H., Huikuri H. V. Fractal and complexity measures of heart rate variability // Clin. Exp. Hyper- tens. — 2005. — Vol. 27. — P. 149-158.
  9.  Pyatin V. F., Tatamikov V. S., Glazkova E. N. Activation of neurons of zone A5 of the rat brain upon hypoxic and thermonocicep­tive stimulation and switching off of the central respiratory generator // Neurophysiology. — 2006. — Vol. 38, № 4. — P. 253-260.
  10.  Stohler C. S., Zubieta J. K. Pain imaging in the emerging era of molecular medicine // Methods Mol Biol. — 2010. — Vol. 617. — P. 517- 537.
  11.  Vanderlei L. C., Pastre С. М., Hoshi R. A., et al. Basic notions of heart rate variability and its clinical applicability // Rev. Bras. Cir. Cardiovasc. — 2009. — Vol. 24. — P. 205-217.
  12.  Xie Yu.-F., Huo Fu.-Q., TangJ.-Sh. Cerebral cortex modulation of pain // Acta Pharmacologica Sinica. — 2009. — Vol. 30. — P. 31-41.

Comments are closed.

Scroll To Top