Home » Туберкулёз » Туберкулёзная инфекция у детей и подростков из семейных очагов
Туберкулёзная инфекция у детей и подростков из семейных очагов

Туберкулёзная инфекция у детей и подростков из семейных очагов

Установлены факторы эпидемической опасности в очагах и роль «семейной» туберкулёзной инфекции в развитии заболева­ния туберкулёзом. Опасность заболевания возрастает у детей из «семейных» очагов туберкулёза, в которых больна мать или два члена семьи и более (в том числе близких родственников) или регистрировались случаи смерти от туберкулёза. Высока роль «семейной» экзогенной инфекции в развитии туберкулёза, вызванного устойчивыми штаммами у детей и подростков. Отрица­тельные социальные факторы следует считать прогностическими признаками эпидемической «напряжённости», так как имен­но в таких семьях увеличивается риск распространённости внутрисемейной инфекции. Большинство детей инфицируются МБТ ещё до выявления у них тесного контакта с больными туберкулёзом родителями или родственниками. Дети в таких оча­гах в течение 3-4 лет после виража туберкулиновых проб имеют высокую опасность развития заболевания и особенно нуж­даются в наблюдении и проведении профилактических оздоровительных мероприятий. Контролируемое профилактическое лечение (ХП и превентивное лечение) в условиях детских учреждений уменьшает риск заболевания в 3 раза.

Л. В. ПОДДУБНАЯ, Е. П. ШИЛОВА

Известно, что риску заболеть туберкулёзом чаще подвержены дети из контакта с больными туберкулёзом [1, 3, 4], при этом наиболее опас­ными являются тесные и длительные контакты, что, прежде всего, встречается в семейных оча­гах [2, 5]. Отягощённость очага туберкулёза от­рицательными социальными факторами увели­чивает опасность заболевания контактных лиц [1, 3, 5]. Следует отметить, что такие факторы, как злоупотребление алкоголем, отсутствие ра­боты, особенно у обоих родителей, страдающих туберкулёзом, даже без бактериовыделения, яв­ляются показателями высокой эпидемической напряжённости в очагах.

Цель исследования: установить факторы эпи­демической опасности в очагах туберкулёза и роль семейной туберкулёзной инфекции в развитии за­болевания туберкулёзом у детей и подростков.

Материалы и методы

Исследование проводили в двух группах де­тей и подростков из семейных очагов туберкулёз­ной инфекции, наблюдавшихся и лечившихся в детских противотуберкулёзных учреждениях (дис­пансере, санатории, стационаре) в 1995-2007 гг.: 1-ю группу (п = 541) составили больные туберку­лёзом, 2-ю группу (п = 479) — пациенты с латент­ной туберкулёзной инфекцией. Возрастная струк­тура детей в 1-й группе была следующей: до 7 лет — 278 детей, 8-17 лет — 263 человека, во 2-й группе: до 7 лет — 62 пациента, 8-17лет — 317.

Результаты исследования

У наблюдавшихся детей обеих групп наиболее часто в семье туберкулёзом болел отец (45,2 ± 2,5 и 48,8 + 2,6% соответственно). Однако заболевшие дети чаще, чем лица с латентной инфекцией, про­живали в очагах, где болели туберкулёзом два чле­на семьи и более (18,8+ 1,9 и 10,2 ± 1,6% соответ­ственно), и где туберкулёзом болела мать, как при наличии бактериовыделения [микобактерии тубер­кулёза (МБТ+)] (25,9 + 2,2 и 19,7 + 2,1% соответ­ственно; р <0,01), так и без бактериовыделения (МБТ-) (35,3 ±5,7 и 15,6 ±6,4%) (табл.1).

Преимущественно источником заражения де­тей были больные с инфильтративной формой ту­беркулёза лёгких (МБТ+) родители (267 из 451), в этих семьях зарегистрировано 111 случаев забо­левания детей и подростков (41,6 ±30%), осталь­ные на момент обследования оставались инфи­


Характеристика контакта и источников туберкулёзной инфекции у наблюдавшихся детей

Характеристика контакта с больными ТБ

Больные ТБ дети п — 541 абс./%

Дети с латентной ТБ-инфекцией п — 479 абс./%

Итого

абс./%

 

Всего

п = 383

70,8 ±1,9

344

71,8 ±2,0

727

71,3

Тесный контакт

Больна мать

99

25,9 ± 2,2**

68

19,7 ±2,1**

167

22,9 ± 1,5

(семейный)

Болен отец

173

45,2 ± 2,5

168

48,8 ±2,6

341

46,9 ±1,8

МБТ+

Больны близкие родственники

39

10,2 ± 1,5**

73

21,2 ±2,2**

112

15,5 ±1,3

 

Больны два человека и более

72

18,8 ± 1,9***

35

10,2 ± 1,6***

107

14,7 ±1,3

Контакт с больными активным ТБ МБТ-

Всего

68

16,6 ±1,3

32

6,7 ± 1,1

100

9,8

Больна мать

24

35,3 ±5,7*

5

15,6 ±6,4*

29

29 ± 4,5

Болен отец

33

48,5 ± 6,*

23

71,8 ±7,9*

56

56 ±4,9

Больны два человека и более

6

8,8 ± 3,4

3

9,4 ±5,1

8

8 ±2,8

Больны близкие род­ственники (пер. контакт)

5

7,4 ±3,1

1

3,2 ±3,0

7

7 ±2,5

Периодический

Всего

95

16,8 ±1,6*

103

21,5 ± 1,8*

193

18,9

контакт МБТ+

С больными родственниками

66

12,3 ±1,4*

75

16,8 ± 1,8*

141

14,3 ±1,1

Квартирный

С больными соседями

24

4,5 ± 0,8

28

6,3 ±1,1

52

5,3 ± 0,7

МБТ+

Итого

541

 

479

 

1020

 
Примечание: между группами *р<0,05 ; **р<0,0 1; *** р< 0,001.

 

цированными. Крайне высокую эпидемическую опасность представляли родители, страдающие казеозной пневмонией (КЗП), у 13 из 18 детей (72,2 ± 10,5%), имевших контакт с больными с указанной клинической формой, диагностиро­вано заболевание. При этом у 10 из 13 человек туберкулёз был выявлен при первичном обсле­довании по впервые установленному контакту с больным КЗП. При наличии у одного из родите­лей диссеминированного и фиброзно-каверноз­ного туберкулёза заболевшие дети и дети с ла­тентной туберкулёзной инфекцией встречались в соотношении 1:1 (табл. 2). Велика роль экзо­генной семейной инфекции в развитии тубер­кулёза, вызванного лекарственно-устойчивыми штаммами МБТ у контактных детей и подростков. Так, из 44 больных детей (бактериовыделителей с лекарственной устойчивостью МБТ) 75% (п = 33) были из контакта с источником, выделяющим ус­тойчивые к противотуберкулёзным препаратам МБТ. Каждый третий (30%) больной ребёнок с лекарственной устойчивостью МБТ проживал в семье, где регистрировались случаи смерти от туберкулёза (13 из 44). Обращает внимание, что большинство (84%) больных детей с лекарствен­ной устойчивостью МБТ выделяли штаммы, ус­тойчивые к стрептомицину, многие (41%) — к изо- ниазиду. У 20,5% регистрировалась множествен­ная лекарственная устойчивость (МЛУ) МБТ. Риск развития туберкулёза у детей, в том числе вызванного устойчивыми штаммами МБТ, уве­личивался, если источник инфекции ранее нахо­дился в пенитенциарном учреждении и/или вёл асоциальный образ жизни. В таких очагах дети заболевали в 4 раза чаще, соотношение случаев заболевания туберкулёзом со случаями латентной туберкулёзной инфекции составляло 20,2 ±4,1 и

5,2     ± 2,6%, р< 0,001.


 

Таблица 2

Доля заболевших детей в зависимости от клинической формы туберкулёза лёгких у родителей

Клинические формы туберкулёза

Число

Сведения о состоянии здоровья контактирующих детей

у больных родителей

контактирующих детей

Заболели ТБ дети

Дети с латентной ТБ-инфекцией

Инфильтративная, МБТ+

267

111 41,6 ±3,0

156 58,4 ±3,0

Диссеминированная, МБТ+

102

42

41,2 ±4,8

60

58,8 ±4,8

Казеозная пневмония, МБТ+

18

13

72,2 ± 10,5

5

27,8 ± 10,5

Фиброзно-кавернозная, МБТ+

58

32

55,2 ± 6,5

26

44,8 ± 6,5

Очаговая МБТ+

4

 

4

100

Туберкулёма в фазе распада, МБТ+

2

 

2

100

 

Проведённые исследования показали, что де­ти, заболевшие туберкулёзом, и дети с латентной туберкулёзной инфекцией проживали в неудовле­творительных бытовых условиях (проживание в общежитии, коммунальной квартире, неблагоуст­роенном частном доме) примерно с одинаковой частотой (52,2 ± 2,4 и 50,4 ± 2,3%; р > 0,05). Сог­ласно полученным данным, риск заболевания де­тей увеличивался в 3 раза, а соотношение случаев заболевания и латентного течения туберкулёзной инфекции было (11,6 ± 1,5 и 38,8 + 2,2% соответ­ственно, р< 0,001) в семьях. Если родители зло­употребляли алкоголем, риск заболевания детей туберкулёзом увеличивался в 2,5 раза. При отсут­ствии постоянной работы у родителей случаи за­болевания и латентной туберкулёзной инфекции соотносились как 8,1 ± 1,2 и 22,6 ± 1,9% соответ­ственно, < 0,001. Важно отметить, что именно в таких семьях больные туберкулёзом родители ук­лонялись от лечения, нарушали режим лечения.

В 66,7% (174 из 261) семейных очагов, отягощён­ных отрицательными социальными факторами, состоявших на диспансерном учёте, не выполня­лись рекомендации врача: дети наблюдались нере­гулярно, изоляция проводилась в большинстве слу­чаев формально из-за отказа от лечения в санато­рии. В семьях с отсутствием отягощающих соци­альных факторов аналогичная ситуация встречалась реже — в 37,8% случаев (70 из 185).

Контакт с больными туберкулёзом родителя­ми и близкими родственниками, больными ту­беркулёзом, у которых не было установлено бак- териовыделение, приобретал высокую эпидеми­ческую опасность для детей и подростков, если в семье был низкий материальный уровень, что часто было связано с алкоголизмом родителей (50,8 ± 6,2%), наличием в семье большого числа детей (46,1 ± 6,2%), а также если семья была неполной (55,5 ± 6,2%) или у родителей не было постоянной работы (34,9%) (табл. 3).

Таблица 3


 

Социальные факторы у больных и инфицированных туберкулёзом детей из «семейных» очагов туберкулёзной инфекции

Факторы, установ­ленные в семейных очагах ТБ

1-я группа (больные ТБ)

2-я группа (инфицированные)

с МБТ- абс./%

МБТ+, чувстви­тельные к ПТП абс./%

сЛУ

МБТ

абс./%

Очаг

смерти

абс./%

Всего

абс./%

с МБТ- абс./%

МБТ+, чувстви­тельные к ПТП абс./%

сЛУ МБТ абс./%

Очаг смерти абс./%

Всего

абс./%

л = 63

л = 255

л = 34

л= 94

л = 446

л = 32

л = 304

л = 39

л = 72

л =447

Злоупот­

ребляли

алкоголем

родители

32* 50,8 ± 6,2

152*** 59,6 ± 3,0

29

85,3 ±6,1

48

51,1 ±5,1

261*** 58,5 ±2,7

10*

31,2 ± 8,1

& 45***

14,8 ±2,0

30

76,9 ± 6,7

& 32 44,4 ±5,8

117***

26,1 ±3,1

Ранее

находились

вИТУ

5

7,9 ±5,1

& 13 5,1 ± 1,3

& 9 26,5 ± 7,5

. &16 17 ±3,8

43 9,6 ± 1,3

4

12,5 ±5,8

22 7,2 ±1,4

6

15,4 ±5,7

12

16,7 ±4,3

44

9,9 ±2,1

Не работал один из родителей

16** 25,4 ± 5,4

54*** 25,1 ±2,7

9

26,5 ± 7,5

21

22,3 ±4,2

110* ** 24,7 ±2,1

4**

12,5 ±5,8

& 45*** 14,8 ±2,0

8

20,5 ± 6,4

& 24 33,3 ±5,5

g|***

18,1 ±3,3

Не работали оба родителя

8

12,7 ±4,1

70***

27,2 ± 2,7

6

17,6 ±6,5

17***

18,1 ±3,9

1Q1***

22,6 ± 1,9

-

& 35*** 11,5 ±1,8

-

& 1*** 1,4 ± 1,3

36*** 8,1 ± 1,2

Многодет­ная семья

29***

46,1 ±6,2

& 67*** 26,3 ±2,6

5

14,7 ±6,0

& 4 4,3 ±2,1

105*** 23,5 ±2,4

з***

9,4 ±6,1

36***

11,8 ± 1,7

3

7,7 ±4,2

2

2,8 ± 1,9

44*** 9,9 ±2,1

Неполная

семья

35*** 55,5 ± 6,2

101*** 39,6 ± 3,1

6

17,8 ±6,5

11

11,7 ±3,3

153* ** 34,3 ±2,7

5***

15,6 ±6,4

19***

6,3 ± 1,3

3

7,7 ±4,2

5

6,9 ± 2,9

32***

7,1 ± 1,8

Асоциаль­ные семьи

11*** 17,5 ±4,3

33

12,9 ±2,0

5

14,7 ±6,0

19***

20,2 ±4,1

68

15,2 ± 1,7*

-

13

4,3 ± 1,0

2

5,1 ±3,5

з***

5,2 ±2,6

18 4,1 ±0,9

Неудовлет­

ворительные

бытовые

условия

51***

80,9 ±4,9

94

36,8 ± 3,0

19

55,8 ±8,5

68

72,3 ±4,6

232 52,2 ±2,4

5***

8,7 ± 6,8

143 7,1 ±2,8

18

46,2 ±7,8

57

79,2 ±4,7

224 50,4 ±2,3


Примечание: между подгруппами первой и второй групп *р<0,05 ; **р<0,01; *** р< 0,001.


 

 

По результатам реакции на пробу Манту с 2ТЕ ППД-Л изучены сроки первичного инфици­рования у 324 детей из семейных очагов. Воз­растной состав детей был следующим: 1-3 года (и = 35), 4-7 лет (и = 75) и 8-17 лет (и = 214). У 38,3% пациентов (п= 124) выявлен вираж тубер­кулиновых проб ещё за 2-4 года до выявления туберкулёза у родителей, из них у 88,7% («= 110) отмечали нарастание чувствительности к тубер­кулину при выявлении семейного контакта. У 32,1% детей был установлен вираж туберкули­новых проб при их первичном обследовании по впервые установленному контакту. По данным виража, установленного у ребёнка в 24,1% случа­ев, был выявлен туберкулёз у родителей (и = 25). При длительном проживании в очаге (6 лет и бо­лее) в первые 2 года инфицировалось 67 из 324 де­тей (20,7%) (табл. 4).


Характеристика контакта и источников туберкулёзной инфекции у наблюдавшихся детей

Всего

Первичное инфицирование детей из очагов ТБ МБТ+

Инфицир. до выявлен, контакта абс./%

При выявле­нии контакта абс./%

Инфицировались при наблюдении по контакту (в течение лет проживания в очаге)

Средний срок инфициров. абс./%

Не

инфицир.

абс./%

Всего абс./%

1-2

абс./%

3-4

абс./%

5-6

абс./%

324

124* 38,3 ± 2,7

104 32,1 ±2,5

78* 24,1 ±2,3

67

20,7 ± 2,2*

8

2,5 ± 0,8*

3

0,9 ± 0,5

2,23 ±0,06

18

5,6 ± 1,2


Примечание: * р< 0,001.


 

 

Сроки инфицирования зависели от качества проводимых санитарно-противоэпидемических ме­роприятий. При отсутствии изоляции ребёнка от больных туберкулёзом родителей, что часто соче­талось с амбулаторным режимом лечения и си­стематическим нарушением рекомендаций врача, при отсутствии текущей дезинфекции или нерегу­лярном её проведении все контактные дети (100%) инфицировались в течение первого года. В семьях, где больные родители соблюдали противоэпиде­мический режим (78 из 96), 53% детей (51 из 96) инфицировались в течение первых 2 лет, 28% — после 2 лет контакта.

Неинфицированными оставались 19% детей (я = 18). Все были привиты БЦЖ, проживали в социально-благополучных семьях, в благоустроен­ной квартире, где проводилась ежедневная теку­щая дезинфекция и всеми членами семьи соблю­дались правила личной гигиены.

Проводимые профилактические противотуберку­лёзные мероприятия (ППТМ) оценены у 446 боль­ных туберкулёзом и у 447 детей с латентной тубер­кулёзной инфекцией из семейного контакта с боль­ными, выделяющими МБТ. Важно отметить, что 45,3% наблюдавшихся больных (я = 202) не были пред­варительно охвачены ППТМ, так как проживали в скрытых семейных очагах и туберкулёз у них был диагностирован при обследовании после первично выявленного заболевания у родителей. В группе за­болевших детей из зарегистрированных семейных очагов (я = 244) установлены дефекты в проведении ППТМ, которые оказали влияние на развитие бо­лезни (табл. 5). При этом нарушались важные прин­ципы профилактики туберкулёза — полная изоляция от больных, выделяющих МБТ (67,2 ± 3,0%), регу­лярное диспансерное наблюдение (46,7 + 3,2%), ре­гулярное проведение санитарно-противоэпидемиче­ских мероприятий (59,1+3,1%) (табл. 5).


 

Таблица 5

Профилактические мероприятия в зарегистрированных семейных очагах туберкулёза с бактериовыделителем

Профилактические мероприятия в очагах туберкулёзной инфекции МБТ+

Больные туберкулёзом « = 244

Дети с латентной туберкулёзной инфекцией «=447

Р

   

абс./%

абс./%

 

Дети наблюдались регулярно

130 53,3 ±3,2

398 89,1 ± 1,4

<0,001

Дети наблюдались не регулярно

114 46,7 ± 3,2

49 10,9 ±1,4

<0,001

Контакт не разобщён

164 67,2 ±3,0

157 35,1 ±2,2

<0,001

Не соблюдался СПЭМ — «асоциальные» очаги

144 59,1 ±3,1

89

19,9 ±1,9

<0,001

Дети не изолированы из асоциальных очагов

109 75,7 ±3,5

11

12,4 ±3,4

<0,001

 

Всего

164 67,2 ±3,0

405 90,6 ±1,7

<0,001

Профлечение

получили

в амбулаторных условиях

122 50 ±3,2

197 48,6 ±2,4

>0,05

 

в детских учреждениях

42 17,2 ±2,4

208 51,4 ±2,4

<0,001

 

 

Необходимо отметить, что наблюдение и оздо­ровление детей из расширенных семейных кон­тактов, т. е. контактов с близкими родственника­ми, снижает риск заболевания в 10 раз. Так, дети с латентной туберкулёзной инфекцией в 16,8+ 1,6% случаев (я=75) периодически общались с больными родственниками, при этом все (100%) находились под наблюдением фтизиатров и были охвачены про­филактическими мероприятиями. В группе забо­левших подобный контакт установлен в 12,3 ± 1,4% случаев, однако только 9,1 + 3,5% состояли на учёте у фтизиатра (6 из 66).

Анализируя сведения о профилактическом ле­чении детей из контакта с бактериовыделителя- ми у заболевших туберкулёзом детей (1-я группа) и у лиц с латентной туберкулёзной инфекцией (2-я группа), установлено, что большинству (80,1%) детей 2-й группы проводили химиопрофилак­тику (ХП), из них 45,2% (п = 94) получили превен­тивное лечение (табл. 6).


 

Таблица 6

Химиопрофилактика у детей из контакта с бактериовыделителем

Сведения о ХП, проводимой детям из контакта с больным туберкулёзом, бактериовыделителями

Всего детей, заболевших туберкулёзом

Дети

с латентной туб. инфекцией

п =446 абс./%

п =447 абс./%

ХП не проводилась

282 63,2 ±2,3*

42

9,4 ±1,4*

ХП проводилась

164 36,8 ±2,3*

405 90,6 ±1,4*

ХП в амбулаторных в условиях

122 27,3 ±2,0*

197 44,1 ±2,3*

ХП в санаторных условиях

42

9,4 ±1,3*

208 46,5 ±2,2*

ХП проводилась 1-2 курсами

147 32,9 ±2,2*

203 45,4 ±2,3*

ХП проводилась 3-6 курсами

17

3,8 ±0,9*

202 45,2 ±2,1*


Примечание: между группами * р < 0,001.


 

 

В группе больных до регистрации заболева­ния ХП получали 36,8%, при этом под непосред­ственным контролем медицинских работников только 9,4% (табл. 6). Контролируемая ХП в ус­ловиях детских учреждений уменьшала риск забо­левания в 3 раза (83,3 ± 2,3 и 16,7 ± 2,3%, р < 0,001). Оздоровление в санатории и контролируемая ХП снижали риск заболевания детей из очагов смер­ти в 4 раза. Так, из 56 пациентов, лечившихся в санатории, случаев заболевания туберкулёзом не было. Среди лиц с неконтролируемой ХП здоро­выми в отношении туберкулёза остались только 25% контактных детей.

Заключение

Большинство детей инфицируются МБТ ещё до выявления у них тесного контакта с больны­ми туберкулёзом родителями или родственника­ми. Опасность заболевания возрастает у детей из семейных очагов туберкулёза, в которых больна мать или два члена семьи и более (обычно близ­кие родственники) или регистрировались случаи смерти от туберкулёза. Высока роль семейной экзогенной инфекции в развитии туберкулёза, вызванного у детей и подростков устойчивыми к лекарствам штаммами МБТ. Это подтверждает вы­сокую контагеозность и агрессивность семейной туберкулёзной инфекции. Отрицательные соци­альные факторы следует считать прогностиче­скими признаками эпидемической напряжён­ности, так как именно в таких семьях увеличива­ется риск распространённости внутрисемейной инфекции. Дети в таких очагах в течение 3-4 лет после виража туберкулиновых проб имеют высо­кую опасность развития заболевания и особенно нуждаются в наблюдении и проведении профи­лактических оздоровительных мероприятий. Конт­ролируемое профилактическое лечение (ХП и пре­вентивное лечение) в условиях детских учрежде­ний более эффективно и уменьшает риск заболе­вания в 3 раза.

Установленные факты требуют более актив­ной работы по раннему и своевременному выяв­лению туберкулёза у взрослого населения, изоля­ции больных, выделяющих МБТ, до прекращения бактериовыделения.

ЛИТЕРАТУРА

  1.  Аксёнова В. А. // Пробл. туб. — 2002. — № 1. — С. 6-9.
  2.  Болотникова В. А., Явоский К. М., Емельянов О. С. и др. Туберкулёз сегодня: Материалы VII Росс, съезда фтизиатров. — М., 2003.-С. 166.
  3.  КривошееваЖ. И. Туберкулёз сегодня: Материалы VII Росс, съезда фтизиатров. — М., 2003. — С. 141.
  4.  Новикова Н. М., Силайкина С. Т. // Пробл. туб. — 2003. — № 2. — С. 17-18.
  5.  Тхабисимова И. К. // Пробл. туб. — 2004. — № 1. — С. 11-13.

Comments are closed.

Scroll To Top