Home » Туберкулёз » Влияние туберкулёзной инфекции на психологический статус детей
Влияние туберкулёзной инфекции на психологический статус детей

Влияние туберкулёзной инфекции на психологический статус детей

Проведено обследование 89 детей в возрасте от 10 до 14 лет с различными проявлениями туберкулёзной инфекции с помощью психометрических тестов: Айзенка, адаптированного детского варианта, «Личностной шкалы проявления тревоги» Дж. Тейлор в адаптации Т. А. Немчинова, «Корректурной пробы». Для определения симпатически-парасимпатических влияний на механиз­мы регуляции вегетативных функций рассчитывали вегетативный индекс Кердо.

Выявлено, что туберкулёзная инфекция не влияет на направленность личности, но среди впервые инфицированных и боль­ных детей интровертов больше. Чем выраженнее проявления туберкулёзной инфекции, тем ниже уровень нейротизма. В раннем периоде туберкулёзной инфекции снижение психической деятельности более выражено и значительно опережает вегетативные нарушения. Вегетативный дисбаланс при туберкулёзном процессе имеет симпатико-тоническую направленность, максимально выражен при формировании заболевания.

Психосоматический подход к исследованию психогенеза туберкулёза ставит задачи более тща­тельного изучения характерных для больных тубер­кулёзом доминирующих эмоций и поведенческих реакций [3]. Ещё проф. A. JI. Самойлович (1940) определял свойства психики больных туберкулёзом так: «Беспредельно пёстрая и многогранная клини­ка лёгочного туберкулёза даёт не менее пёструю картину реактивных изменений со стороны нервно- психического статуса у туберкулёзных больных». В результате многочисленных исследований выявле­ны изменения структуры личности, психоэмоцио­нального состояния, интеллектуально-мнестиче- ской сферы, поведенческих реакций больных тубер­кулёзом [6, 7]. В результате взаимодействия инди­видуальных психологических и средовых факторов появляются специфические формы поведения, которые обусловливают психосоциальную адапта­цию или дезадаптацию больных туберкулёзом к сложившейся жизненной ситуации и влияют на динамику туберкулёзного процесса [3].

Психологические проблемы детей, больных туберкулёзом, изучены мало [1, 4]. Не известны вклад инфекционного (биологического) фактора в характер и силу психологических отклонений, а также взаимодействие этих двух составляющих в динамике туберкулёзного процесса.

Цель работы: изучить влияние туберкулёзной инфекции на психологический статус детей.

Материалы и методы

Под наблюдением находились 89 детей 10-14 лет. Существенных различий по возрасту и полу в ис­следуемых группах не было. С учётом клиническо­го диагноза все дети были разделены на группы:

1-     я группа — 38 детей с виражом туберкулино­вых проб, т. е. в начальном периоде туберкулёзной инфекции;

2-     я группа — 51 ребёнок с различными форма­ми активного туберкулёза разной локализации.

Группу сравнения составили 42 ребёнка, не инфицированных микобактериями туберкулёза (МБТ). Случаев туберкулёзного контакта среди здоровых детей не было.

Психологические особенности, связанные с возрастом и развитием детей, обусловили выбор методов обследования [5, 8]. Направленность лич­ности, уровень нейротизма и тревоги изучали с помощью психометрических тестов: Айзенка, адап­тированного детского варианта, и «Личностной шкалы проявления тревоги» Дж. Тейлор в адапта­ции Т. А. Немчинова.

Устойчивость внимания изучали с помощью «Корректурной пробы», рекомендованной для об­следования школьников [2]. Уровень системного артериального давления и частоту сердечных сокра­щений измеряли методом Короткова. Для определе­ния симпатически-парасимпатических влияний на механизмы регуляции вегетативных функций рас­считывали вегетативный индекс Кердо (ВИК) [10].

У пациентов с локальным туберкулёзом иссле­дование проводили до начала и после завершения основного курса лечения. У детей с виражом тубер­кулиновых проб — до начала и после завершения профилактического лечения.

Данные исследования обработаны стандартны­ми методами вариационной статистики с примене­нием пакета программ SPSS for Windows, версия 13.0, а результаты психометрических тестов — дополнительно с помощью метода «backtesting»[9].

Результаты и обсуждение

Среди детей 1-й группы (38 детей) в раннем периоде туберкулёзной инфекции чувствитель­ность к туберкулину в 52,6% случаев была уме­ренной (5-11 мм), в 34,2% случаев — выраженной (12-16 мм), а в 13,2% случаев — гиперергической (17 мм и более). У 13,2% детей был установлен контакт с больным туберкулёзом.

Во 2-й группе больных туберкулёзом наиболее частой клинической формой туберкулёза был тубер­кулёзный плеврит — у 29,9% больных, инфильтратив- ный туберкулёз диагностирован у 19,6%, очаговый — у 13,7%, первичный туберкулёзный комплекс — у 11,8%, туберкулёз внутригрудных лимфатических узлов — у 9,8%, диссеминированный и туберкулёз органов брюшной полости по 5,9% человек, туберку­лёз периферических лимфатических узлов — у 3,9%.

В группе детей, больных туберкулёзом, при поступлении процесс выявлен в фазе инфильтра­ции в 78,1% случаев, инфильтрации и распада — в 3,1%, инфильтрации, распада и обсеменения — в 6,3%, уплотнения и обызвествления с наличием клинико-рентгенологических признаков активно­сти туберкулёзного процесса — в 12,5%. Контакт с больным туберкулёзом выявлен более чем у поло­вины (64,7%) больных. При этом 47% детей имели контакт с бактериовыделителями.

Длительность основного курса лечения в сред­нем составила 10 мес. Средняя продолжительность интенсивной фазы была равна 2-4 мес., а поддер­живающей — 6-8 мес. В группе детей, завершивших основной курс лечения (30 человек), туберкулёз­ный процесс был в фазе рассасывания у 40% паци­ентов, рассасывания и уплотнения у 46,7%, уплот­нения и обызвествления у 13,3%.

При изучении психологического статуса (табл. 1) установлено, что в группе здоровых детей значи­тельно превалирует экстравертированная направ­ленность личности — 69%, поровну представленная экстравертами с признаками эмоциональной ста­бильности и нестабильности по 34,5% случаев. У здоровых детей-интровертов эмоциональная нестабильность встречается в 2 раза чаще, чем ста­бильность, — 20,7 и 10,3%, соответственно. В целом по группе высокий уровень нейротизма имеют 55,2% обследованных, низкий — 44,8%. Такие соот­ношения по изучаемым признакам в популяции здоровых детей соответствуют норме [1].

Таблица 1

 

 

 

Направленность личности и уровень нейротизма по результатам теста Айзенка у детей с виражом туберкулиновых проб и с активным туберкулёзом

п/п

Варианты направленности личности

Группа

сравнения

Вираж туберкулиновых проб

Активный туберкулёз

до лечения

после лечения

до лечения

после лечения

абс.

%

абс.

%

абс.

%

абс.

%

абс.

%
1. Интроверт с признаками эмоциональной стабильности

3

10,3

3

13,0

2

13,3

4

19

4

20
2. Интроверт с признаками эмоциональной нестабильности

6

20,7

8

34,8

0

0

4

19

4

20
3. Экстраверт с признаками эмоциональной стабильности

10

34,5

8

34,8

8

53,4

8

38

5

25
4. Экстраверт с признаками эмоциональной нестабильности

10

34,5

4

17,4

5

33,3

5

24

7

35
5. Всего

29*

100

23*

100

15*

100

21*

100

20*

100
6. Коэффициент лжи

2,93 ± 0,22

2,78 ± 0,25

2,14 ±0,27

2,81 ±0,28

2,57 ± 0,27

7. Ст. отклонение от среднего значения коэффициента лжи

1,45

1,22

1,06

1,57

1,50

8. Вероятность

0,69

0,81

0,58

0,65

0,67


Примечание: * — случаи, отобранные «backtesting» как значимые с уровнем вероятности (достоверности) 0,5-0,7 — хоро­шая, 0,7-0,9 — высокая, согласно шкале Чеддака.


 

 

 

 

Среди детей с виражом туберкулиновых проб интровертов больше — 47,8% , практически 1/2 от всей группы. Среди них больше детей с признака­ми эмоциональной нестабильности — 34,8%. Экстравертов с признаками эмоциональной нес­табильности в два раза меньше, чем среди здоро­вых, — 17,4%.

Соотношение в группах по уровню нейротизма у здоровых и детей с виражом туберкулиновых проб существенно не отличается, что является отражением высокой эмоциональной вовлечённо­сти в окружающие события.

Приверженность к профилактическому лече­нию сохранили лишь 65% детей с первичным инфицированием. Среди пациентов, завершивших превентивное лечение, интровертов с признаками эмоциональной нестабильности не было. Экстра­верты составили 86,6% от всей группы, среди них 53,3% имели признаки эмоциональной стабильно­сти. В целом по группе преобладает низкий уро­вень нейротизма — 66,7%. Таким образом, умень­шение уровня нейротизма за счёт эмоциональной отстранённости, сосредоточения на своём внутрен­нем состоянии, снижения значимости поступаю­щей информации, уменьшения ответного реагиро­вания на внешние стимулы является одним из компенсаторных механизмов на латентную тубер­кулёзную инфекцию. Интроверты с признаками эмоциональной нестабильности являются группой риска по отрыву от профилактических мероприя­тий, соответственно, имеют более высокий риск развития заболевания.

Среди впервые выявленных больных туберку­лёзом детей-интровертов 38%, что на 7% больше, чем в группе сравнения. Соотношение по интровер- сии — экстраверсии меняется от 1/3 у здоровых детей до 2/3 у больных, т. е. среди больных интро­вертов больше (р < 0,05).

Среди больных детей эмоционально стабиль­ных интровертов в 2 раза больше (19%), чем в груп­пе сравнения, и на 1/3 больше, чем в группе детей с виражом туберкулиновых проб. Эмоционально нестабильных экстравертов среди пациентов с активным туберкулёзом меньше на 10,5%, чем среди здоровых, но больше, чем среди впервые инфицированных. У больных детей показатель эмоциональной стабильности увеличен на 20% и составляет 57% от общего числа. Это можно объ­яснить снижением психической активности в рам­ках астенического синдрома (или его вариантов) на фоне туберкулёзной интоксикации, погружением в мир внутренних страхов и переживаний, потерей или значительным снижением интереса к окру­жающему миру.

По окончании основного курса лечения в группе детей, перенёсших туберкулёз, распределение по направленности личности оставалось без измене­ний. В группе интровертов признаки эмоциональ­ной стабильности и нестабильности распределялись поровну и оставались неизменными как на момент формирования, так и на момент стабилизации туберкулёзного процесса. К окончанию основного курса лечения экстравертов с высоким уровнем ней­ротизма больше на 10%, чем среди впервые выявлен­ных больных, и столько же, сколько среди здоровых детей. Следовательно, туберкулёзный процесс не меняет направленность даже формирующейся лич­ности. Это свойство генетически детерминировано. Инволюция туберкулёзной интоксикации и сопря­жённого с нею астенического синдрома (или его вариантов) лишь у экстравертов вызывает нараста­ние признаков эмоциональной нестабильности.

При изучении тревожного ряда явлений уста­новлено, что у здоровых детей чаще встречается средний с тенденцией к высокому уровень трево­ги — 47,8%, реже средний с тенденцией к низкому — 34,9%, и лишь 17,4% имеют высокий уровень тревоги (табл. 2).

 

 

 

Таблица 2

Уровень тревоги у детей в разные периоды туберкулёзной инфекции

п/п

Уровни тревоги

Группа

сравнения

Вираж туберкулиновых проб

Активный туберкулёз

до лечения

после лечения

до лечения

после лечения

абс.

%

абс.

%

абс.

%

абс.

%

абс.

%
1. Средний с тенденцией к низкому

8

34,9

8

38,1

6

35,3

4

26,7

6

35,3
2. Средний с тенденцией к высокому

И

47,8

8

38,1

10

58,8

7

46,6

6

35,3
3. Высокий

4

17,4

5

23,0

1

5,9

4

26,7

5

29,4
4. Всего

23*

100

21*

100

17*

100

15*

100

17*

100
5. Коэффициент лжи

3,26 ±0,27

2,63 ±0,28

2,67 ±0,29

3,00 ±0,35

3,10 ±0,31

6. Ст. отклонение от среднего значения коэффициента лжи

1,75

1,60

1,35

1,98

1,69

7. Вероятность

0,55

0,65

0,68

0,46

0,56


Примечание: * — случаи, отобранные «backtesting» как значимые с уровнем вероятности (достоверности) 0,3-0,5 — замет­ная, 0,5-0,7 — хорошая, согласно шкале Чеддака.


 

 

 

 

В раннем периоде туберкулёзной инфекции детей с высоким уровнем тревоги на 5,6% больше, чем среди здоровых. Одинаково часто встречаются средний с тенденцией к высокому и с тенденцией к низкому уровни тревоги — по 38,1%. После курса профилактического лечения число детей с высо­ким уровнем тревоги уменьшается в 4 раза — 5,9%. Большая доля детей (58,8%) демонстрируют сред­ний с тенденцией к высокому уровень тревоги.

Следовательно, внутренняя эмоциональная напря­жённость, страхи, беспокойство, опасения у детей в раннем периоде туберкулёзной инфекции ситуа­ционно обусловлены. Угрозу для своего здоровья, связанную с инфицированием МБТ, и необходи­мые лечебные мероприятия они воспринимают как препятствие для нормальной деятельности и общения с людьми. Полноценное профилактиче­ское лечение значительно уменьшает эмоциональ­
ную напряжённость, т. е. оказывает опосредован­ный психокорригирующий эффект.

Среди впервые заболевших туберкулёзом детей, демонстрирующих высокий уровень трево­ги, в 1,5 раза больше, чем среди здоровых, и на 3,7% больше, чем среди впервые инфицирован­ных. Средний с тенденцией к высокому уровень тревоги встречается одинаково часто у здоровых детей и у больных туберкулёзом. Число вновь заболевших лиц со средним уровнем тревоги с тенденцией к низкому меньше, чем среди здоро­вых и впервые инфицированных детей, и состав­ляет около 1/4 всей группы. Таким образом, боль­ные дети, кроме соматических, переносят выра­женные психоэмоциональные страдания.

После завершения основного курса лечения детей с высоким уровнем тревоги стало больше на 12% по сравнению со здоровыми и на 2,7% с вновь заболевшими. Вероятно, длительный стресс приво­дит к формированию тревожной личности, а пере­живания по поводу возвращения к активной жизни, предстоящему восстановлению утраченных межличностных контактов, принятия значимым

для них социумом — к формированию социофобий.

При исследовании устойчивости внимания и вегетативного баланса выявлено (табл. 3), что в ран­нем периоде туберкулёзной инфекции у детей отме­чается достоверное снижение продуктивности вни­мания на 30% по сравнению со здоровыми детьми (р < 0,05). При этом точность выполнения задания уменьшается лишь на 5%, что свидетельствует о сохраняющейся хорошей способности к концентра­ции внимания и высокой автоматизации привыч­ной деятельности. Оценка устойчивости внимания достоверно снижается на 12% (р < 0,05). Вегетатив­ная регуляция изменяется в сторону симпатикото- нии. Среднее значение вегетативного индекса Кердо достигает «значимого» барьера — 15 единиц согласно номограмме Helene Magony и по сравне­нию со здоровыми увеличивается на 66%. Таким образом, в раннем периоде туберкулёзной инфек­ции снижение устойчивости внимания за счёт веге­тативного дисбаланса приводит к уменьшению количества просмотренных знаков и точности выполнения задания, а как следствие — к значитель­ному ухудшению результативности.

Таблица 3

 

 

 

Группы

Группа сравнения л =42

Вираж туберкулиновых проб

Активный туберкулёз

Показатели

до лечения л = 32

после лечения л =21

до лечения л = 32

после лечения л = 30

Продуктивность

6,05 ±0,37

4,25 ±0,57*

5,67 ±0,65

4,69 ±0,55*

4,87± 0,57*

Точность

19,83 ±0,36

18,84 ±0,50

21,00 ± 0,39’

20,19 ±0,36

20,83 ±0,35*

Оценка

8,90 ±0,19

7,90 ±0,27*

9,19 ±0,31

8,44 ±0,27’

8,83 ±0,27*

Вегетативный индекс Кердо

9,04 ±2,45

15,02 ±2,76

12,90 ±2,81

21,49 ±3,13**

17,44 ±2,99*

Устойчивость внимания и показатели вегетативного баланса у детей в разные периоды туберкулёзного процесса


Примечание: * — достоверность различий: * -р < 0,05; ** • — достоверность различий по медиане: • — р < 0,05.


— р < 0,01;

 

 

 

 

После профилактического лечения у детей в раннем периоде туберкулёзной инфекции продук­тивность внимания восстанавливается до 93% уров­ня здоровых. Отмечается достоверно значимое повышение точности по медиане на 5% (р < 0,05). Интегральный показатель — оценка устойчивости внимания — повышается на 3%, т. е. несущественно. Уровень симпатикотонии снижается на 1/3 от исходного, но среднее значение вегетативного индекса Кердо у пролеченных на 42% превышает среднее значение здоровых. Следовательно, у детей с виражом туберкулиновых проб после лечения ре­зультативность достигает максимальных величин за счёт частичного устранения вегетативного дисба­ланса и включения биологических компенсаторных механизмов: понижения ценности поступающей информации, а как следствие — повышения способ­ности к концентрации внимания.

У детей, больных туберкулёзом, до лечения по сравнению со здоровыми достоверно снижена про­дуктивность (количество просмотренных знаков) на 23% (р < 0,05). Изменение среднего значения точности не существенно и лежит в пределах стати­стической ошибки среднего. Интегральный показа­тель — оценка устойчивости внимания — достоверно снижена по медиане до 8,4 (р < 0,05) и составляет 94% среднего значения здоровых. У детей данной группы развиваются значительные нарушения веге­тативной регуляции. С высокой степенью достовер­ности (р < 0,01) дисбаланс смещается в сторону симпатикотонии — вегетативный индекс Кердо уве­личивается почти в 2,5 раза (на 138%) от уровня здоровых и на 43% от уровня впервые инфициро­ванных. Снижение количества просмотренных зна­ков происходит за счёт астении и внутренней напряжённости, вызванной тревогой. Повышение точности обусловлено включением компенсатор­ных механизмов: понижением значимости посту­пающей извне информации, сосредоточением на себе, снижением восприимчивости к внешним сиг­налам. Наблюдается включение опосредованного компенсаторного механизма — поиска признания со стороны значимых окружающих или влияющих лиц, обусловленного внутренней потребностью в
поддержке и сопереживании. Все это даёт относи­тельно высокую результативность, но ценой очень значительного напряжения адаптационных меха­низмов — нарастания вегетативного дисбаланса.

После основного курса лечения у детей с актив­ным туберкулёзом сохраняется достоверное сниже­ние продуктивности на 20% или 4/5 от уровня здо­ровых детей (р < 0,01). Точность выполнения зада­ния возрастает на 5%, а оценка устойчивости вни­мания составляет 99% от уровня группы сравнения. Дисбаланс вегетативной регуляции уменьшается на 1/3 и составляет 192% от уровня вегетативного индекса Кердо у детей группы сравнения. Неболь­шое повышение продуктивности связано с умень­шением симптомов астении и вегетативного дисба­ланса, сохраняющейся сосредоточенности на себе, своём внутреннем мире и внутренней потреб­ностью в признании окружающих, повышении самооценки. Точность возрастает за счёт устойчи­вости и концентрации внимания.

Выводы

  1.  Туберкулёзная инфекция не меняет направ­ленность формирующейся личности. Это свойство генетически детерминировано, но число интровер­тов среди вновь инфицированных и заболевших больше, чем среди здоровых детей.
  2.  На фоне туберкулёзной инфекции у детей развиваются психоэмоциональные нарушения непсихотического регистра: от лёгких тревожных расстройств, психоэмоциональной нестабильно­сти в раннем периоде инфицирования до умерен­ных тревожных, тревожно-депрессивных, астени­ческих расстройств при активном туберкулёзе.
  3.  Чем выраженнее проявления туберкулёзной инфекции, тем ниже уровень нейротизма. Это про­является снижением психической активности, погру­жением в мир внутренних страхов и переживаний, потерей или значительным снижением интереса к окружающему миру. Профилактический и основной курс лечения лишь у экстравертов способствует на­растанию признаков эмоциональной нестабильности.
  4.  В раннем периоде туберкулёзной инфекции у детей снижение психической деятельности (продук­тивности и устойчивости внимания) более выраже­но и значительно опережает вегетативные наруше­ния. При активном туберкулёзе снижение устойчи­вости внимания меньше, что связано со значитель­ным напряжением компенсаторных механизмов.
  5.  Вегетативный дисбаланс при туберкулёзном процессе имеет симпатико-тоническую направлен­ность, максимально выражен при формировании заболевания. Проведение профилактического или основного курса лечения не приводит к полному восстановлению психической и вегетативной регу­ляции детского организма, т. е. астенический син­дром разной степени выраженности сохраняется и после лечения.
  6.  Интроверты с признаками эмоциональной нестабильности проявляют низкую привержен­ность к лечению, являются группой риска по отры­ву от профилактических мероприятий и имеют более высокий риск развития заболевания.
  7.  Длительный стресс, обусловленный актив­ным туберкулёзом, приводит к увеличению тре­вожных свойств личности. Тревожность в сочета­нии с астенией способствует нарушению социаль­ных взаимодействий, снижению самооценки, фор­мированию социофобий, что может в дальнейшем сказаться на качестве жизни больного.

Comments are closed.

Scroll To Top